Rambler's Top100
Stolica.ru
Главная | Фотоколлекция | Знакомства с азиатками | Гадания И-цзин | Реклама в Интернет
Удивительный Китай - Wonderful China
Удивительный Китай. Необыкновенная культура Китая, древняя история, потрясающее наследие.

Главная страница <<< Литература и поэзия <<<

Лин Мэнчу
Коварное сходство

Повесть о том, как Яо Жемчужина не смогла уберечься от стыда, а Чжэн Лунная Богиня использовала промахи других в своих целях


Неповторимы сердца,
Хотя повторимы лица.

Черты одного лица
Могут в другом повториться.

У этого слава глупца,
А этот - мудрец, и все же

Обличьем, как два близнеца,
Они друг на друга похожи.


Известно, что более всего люди отличаются друг от друга внешностью. В самом деле, могут ли быть похожи дети от разных родителей? Впрочем, возьмем даже братьев и сестер или даже близнецов - про них говорят, что они поразительно похожи, но приглядимся- ка повнимательнее - и мы увидим, что полного сходства между ними нет.

Тем более удивительно, что встречаются люди, чьи судьбы различны, а наружность совершенно одинакова. Конфуций, как гласят древние книги, очень походил на Ян Ху, и потому жители Куан спутали мудреца со злодеем. В пьесе о Чжоу Цзяне рассказывается, как он пожертвовал собою, чтобы спасти Чжао Шо, воспользовавшись своим сходством с другом. Так в первом случае злодей походил на мудреца, а во втором - человек низкого происхождения на знатного вельможу. И это совершенно необъяснимо.

В «Записках об озере Сиху» содержится удивительная история из времен династии Сун. Одной женщине благодаря редкостному ее сходству с высокой особой удалось обманом достигнуть почестей и богатства и наслаждаться благополучием более десяти лет, пока правда не выплыла наружу. Вот как это случилось.
В годы Умиротворения - Цзинкан чжурчжэни подступили к Бяньляну. Императоры Хуэйцзун и Циньцзун были взяты в плен и сосланы на север вместе с женами и дочерьми. Среди сосланных была и принцесса Жоу- фу - дочь императора Циньцзуна. Спустя некоторое время Гаоцзун перебрался на юг, провозгласил себя императором и объявил о начале годов Цзяньянь - Созидающего Пламени.

На четвертом году правления Гаоцзуна во дворце неожиданно появилась молодая женщина, которая назвала себя принцессой Жоуфу. Она говорила, что бежала из плена, и требовала встречи с государем. Гаоцзун был в раздумий: ни одному из придворных, которых чжурчжэни угнали вместе с государями на север, не удалось вернуться обратно - как же могла вырваться из плена принцесса, с маленькими ножками, обутыми в туфельки, что изогнуты наподобие лука? И он повелел своим вельможам, которые служили при дворе еще в прежние времена, присмотреться к пришелице.
- Это несомненно она, - объявили вельможи.
Женщину расспрашивали о событиях, происходивших во дворце, и все в ее ответах было верно - она даже назвала по имени нескольких старых слуг, которых уже не было при дворе. Единственно, что вызывало недоумение, - это величина ее ног. Таких больших ног у принцессы быть не могло.
- Раньше у принцессы ноги были маленькие, а теперь словно бы выросли, - недоумевали служанки и решили открыть свои сомнения императору.

Гаоцзун строго спросил:
- Почему у тебя такие ноги? Девушка горько заплакала.
- Эти смрадные бараны обращались с нами как со скотиною! Мне удалось бежать. Многие тысячи ли прошла я босиком, прежде чем добралась до родных мест. Разве я могла сохранить нежные свои ноги?

Растроганный ее словами, Гаоцзун пожаловал Девушке звание старшей принцессы и выдал ее замуж за Гао Шици. Поэт Ван Лунси, вдохновленный этой историей, написал такие стихи:

Познала беду Лу Юань,
Когда у Пэнчэна шел бой.

Окрепла Восточная Цзинь –
С престолом в родстве Се Хунь.


Кто такая Лу Юань? Дочь ханьского государя Гаоди. Под городом Пэнчэн она потеряла своих близких, но потом снова их нашла. А Се Хунь - это зять цзиньского государя, женившийся на дочери императора Юаньди. Поэт вспомнил о них потому, что события их жизни напоминают бедствия и счастливое избавление, о которых мы сейчас рассказываем.

Итак, принцесса Жоуфу и ее супруг зажили в богатстве, славе, постоянно ощущая безмерное расположение императора Гаоцзуна.

Мать императора, старая госпожа Вэй, тоже оказалась в плену. Чжурчжэни потребовали за нее громадный выкуп, и государь много лет подряд слал на север золото и драгоценные камни, пока не выплатил все до конца. В знак высочайшего уважения к матери государь пожаловал ей титул государыни Ясной Гуманности. В годы Продленной Радости - Шаосин - на двенадцатом году был заключен мир, и императрица возвратилась из плена.
- Государыня, вас хочет видеть принцесса Жоуфу, - сказали ей.
- Что за вздор! - воскликнула госпожа Вэй в крайнем изумлении. - Принцесса умерла много лет назад, не перенеся тягот плена. Я сама видела ее на смертном ложе. Это какая- то самозванка.

Император тотчас приказал доставить мнимую принцессу в суд и допросить под пыткой. Не вынеся жестоких страданий, она призналась и рассказала всю правду.
- Я ворожея из Бяньляна. В смутные годы Цзинкан из дворца бежала одна прислужница. Увидев меня, она решила, что перед нею принцесса, и громко заплакала. Я удивилась и спросила, отчего она плачет. «Ты как две капли воды похожа на принцессу Жоуфу», - отвечала прислужница, и у меня тут же возник хитрый план. Я расспрашивала прислужницу о дворцовой жизни, и она каждый день рассказывала, а я все запоминала. Наконец, набравшись храбрости, я явилась во дворец и выдала себя за принцессу. Меня соблазняли почести и богатство, а разоблачения я и не боялась, и не ждала. Но вот неожиданно вернулась императрица, и я поняла, что моему благоденствию настал конец. Ничтожная достойна смерти.

Суд признал ворожею преступницей. О ее признании доложили императору.
- Подлая раба, она обманула самого государя! - воскликнул Гаоцзун в великом гневе и повелел немедленно казнить самозванку на городской площади, а все ее богатства передать в казну. Оказалось, что состояние, которое она собрала, принимая щедрые дары императора, составляет четыреста семьдесят тысяч связок монет.
Эта женщина понесла суровую кару, но ведь больше десяти лет она наслаждалась благами жизни, на которые не имела ни малейшего права, а все оттого, что необыкновенно походила на принцессу; даже дворцовые служанки признали в ней принцессу Жоуфу. Если бы не возвращение старой императрицы, никто никогда и не заподозрил бы никакого обмана. Разумеется, для нее было бы гораздо лучше не дожить до приезда старой государыни. Но Небо не терпит лжи, и правда в конце концов обнаружилась.

А сейчас мы вам расскажем, как однажды близкое сходство удивительным образом ввело в заблуждение суд и едва не стало причиною несправедливого решения. Но сперва послушайте стихи:

Порой не различит двух братьев
Глаз матери и глаз отца;

Бывает, и чужие люди
Как два похожи близнеца;

Как две жемчужины, похожи
Два человеческих лица.

Но люди только с виду схожи,
Различны души и сердца.


Рассказывают, что в годы Ваньли нынешней династии жили в деревне Суньтянь Сюнинского уезда Хуэйчжоуской области некие супруги Яо. У них росла единственная дочь Дичжу - Жемчужина. Девушка была прекрасна, как цветок или яшма, и в шестнадцать лет покоряла своей красотой всю округу. Родители жили в достатке и берегли дочку, словно драгоценность, баловали ее, как только могли. Когда же девушка вошла в возраст, они, сговорившись со свахою, отдали ее замуж за Пань Цзя из деревни Туньси.

Правильно говорится, что среди всего неверного в нашей жизни самое неверное - это слова свахи: у нее и Ши Чун станет беднее последнего нищего, а Фань Дань богаче любого богача. Недаром же сложены стихи:

Слова прославят жениха,
Ославят жениха слова;

Молва красавиц создает,
Уродин создает молва.


Да, в речах свахи нечего искать хотя бы слова правды!
Пань и его родители принадлежали к старинной и хорошей, но обедневшей семье. Старики были почти без средств к существованию и жили главным образом на то, что выручал торговлею сын, часто уезжавший с товарами в дальние края. Вполне понятно, что им была нужна невестка крепкая и работящая, которая, как говорится, ведала бы колодцем и ступою. Сами они были люди непутевые, нравом оба отличались сварливым и жестоким и сыпали проклятиями по всякому поводу. Но родители Жемчужины ничего об этом не знали и, поверив словам свахи, отдали свое сокровище в «добрую семью».

Сам Пань Цзя характером обладал мягким и наружностью довольно привлекательной. Молодые полюбили друг друга, но Жемчужина часто плакала украдкой, страдая от несправедливых придирок свекра и свекрови. Пань Цзя знал, что печалит жену, и старался утешить ее ласковыми словами. Так прожили они два месяца. И вот однажды старый Пань набросился на сына с упреками:
- Что же, долго еще вы будете миловаться да прохлаждаться? Пора бы и за работу!
Что оставалось делать Пань Цзя? Он рассказал обо всем жене, и они оба проплакали целую ночь, а наутро старик приказал сыну собираться в путь. Жемчужина осталась одна. Она очень страдала от одиночества, и душа ее была полна печали. Ведь она привыкла к родительской ласке и еще совсем недавно попала в чужой дом, где все было так непонятно и враждебно! Тоска молодой женщины росла день ото дня. Свекровь и свекор без устали бранились.
- Ну и невестушка нам досталась! Подумаешь, неженка какая! От разлуки с муженьком заболела!

Мы уже говорили, что родители Жемчужины берегли дочку как зеницу ока и злые речи были ей совершенно непривычны. Но она ни разу не вступила в пререкания со стариками, молча терпела все обиды и лишь тайком проливала слезы.
Как- то раз она встала позднее обычного. Свекор и свекровь уже злобно бранились, требуя завтрака, и слушать не хотели никаких объяснений.
- Негодница! Только и знает, что есть да прятаться от работы! - кричал свекор. - Солнце вон уж как высоко, а она все спит! С такими замашками тебе только потаскушкой- певичкой быть! Стояла бы у ворот да заманивала молодых балбесов- распутников: не жизнь, а одно удовольствие! Но здесь ты законная супруга, изволь исполнять свой долг!
- Я из честной семьи! - возразила Жемчужина. - Может, я в чем- то и виновата, но за что вы так меня срамите?

И она заплакала, но кому было дело до ее огорчений и обид? Пришла ночь, Жемчужине не спалось. Чувство возмущения в ее груди все крепло и разрасталось. «Старый дурень, сколько пакостей наговорил! Нет, больше терпеть не стану, убегу домой и расскажу обо всем родителям. Пусть рассудят, можно ли так меня поносить. А заодно поживу несколько дней дома - хоть немного отдохну и успокоюсь».

Едва забрезжил рассвет, она накинула на неприбранные волосы платок и побежала к перевозу через реку.

В этот ранний час прохожие встречались редко, а на переправе и вовсе никого не было. Случилось так, что по реке плыл некто Ван Си, отъявленный бездельник и мастер всяческих темных дел. Он носил прозвище Снежного Червя, которое означало, что этому человеку не страшен ни голод, ни холод. Он- то как раз и подплывал к переправе на своем бамбуковом плоту, когда Жемчужина, на свое горе, появилась на берегу реки. Снежный Червь сразу смекнул, что с этой красоткой стряслась какая- то беда. Волосы ее растрепались, на щеках виднелись следы слез.
- Девица, тебе нужно на тот берег? - спросил Ван Си.
- Да, на тот берег.
- Прыгай на плот, только осторожнее, - сказал Ван Си, помогая ей спуститься на плот.

Оттолкнувшись шестом, Снежный Червь без промедления погнал свой плот в укромное место.
- Откуда ты? И куда идешь одна?
- К родителям, в Суньтянь. Высади меня на другом берегу. Дорогу я знаю, а об остальном не тревожься.
- Я смотрю, ты не причесана, глаза заплаканные, идешь ранним утром одна. Не иначе как случилось что- нибудь неладное. Расскажи мне все как есть - тогда и высажу тебя.
Что оставалось делать Жемчужине? Ведь кругом вода - не вырвешься, не убежишь! Плача, она стала рассказывать, как ее обидел свекор, пользуясь тем, что муж в отлучке. У Снежного Червя сразу же родился план.
- Если так, я тебя не перевезу - ты задумала недоброе, - объявил он. - Ты либо убежишь куда глаза глядят, либо наложишь на себя руки, а может быть, тебя и похитят по дороге! А кто тебя перевозил? Я! Вот и доказывай тогда свою правоту!
- Что ты говоришь! - воскликнула Жемчужина. - Куда это я побегу? Я же иду к родителям! А если бы я надумала покончить с собой, то не стала бы переправляться, а прямо утопилась у этого берега. Дорогу я хорошо знаю и нисколько не боюсь, что меня похитят.
- Нет, как хочешь, а я тебе не верю. Вот что мы сделаем: здесь рядом мой дом, подожди там немного, а я пока схожу к твоим родителям и скажу, чтобы кто- нибудь за тобою пришел. Так и тебе будет спокойно и мне.
- Ладно, пусть будет по- твоему, - согласилась Жемчужина.

Как всякая женщина, она была легковерна и недальновидна. К тому же в ее положении спорить было нелепо. Решив, что Снежный Червь действительно тревожится за нее, она приняла его предложение. Они поднялись на берег, прошли по извилистой дороге, огибавшей заводь, и очутились возле дома. Ван Си провел случайную свою спутницу через одну дверь, другую, третью в самую дальнюю комнату дома, тихую и опрятно убранную.

Светлые окна,
Стулья расставлены в ряд.

Полог расшитый
Красками радует взгляд.

Вазы с цветами –
Тонок цветов аромат,

Свитки Чжимяня
В комнате тихой висят.

Новы циновки,
Столик стоит у стены,

Чайник да чашки
К случаю припасены.

С домом улитки
Схож этот крохотный дом,

Пусть небогат он,
С бедностью он не знаком.


Этот дом служил Ван Си ловушкою, в которую он заманивал женщин из хороших семей, чтобы потом, выдавая их за своих родственниц, свести с ними блудников - любителей «срывать цветы». Распутники вкушали здесь мимолетные, краткие удовольствия, но случалось, обосновывались и надолго, плененные красотою новой «родственницы». В любом случае Снежный Червь внакладе не оставался. Если женщина не находила постоянного поклонника и покровителя, Ван Си сговаривался с проезжим торговцем и за хорошие деньги продавал свою пленницу в певички. Подобными Делами Ван Си занимался уже не первый год и Жемчужину привел к себе с той же самой целью.

Жемчужина выросла в достатке и дома привыкла к праздной жизни. Ей опротивели не только злые попреки свекра и свекрови, но и бесконечные хлопоты по хозяйству - стряпня, возня вокруг плиты, хождения по воду, у нее от этого только голова болела. Не удивительно, что чистая и уютная комната, куда привел ее Ван Си, сразу ей понравилась. Все страхи были мигом забыты. Видя, что гостья развеселилась, Ван Си очень обрадовался. В груди его родился любовный огонь, и он встал перед Жемчужиной на колени, прося ее любви.
- Опомнись - я дочь порядочных родителей! - вскричала Жемчужина и от возмущения переменилась в лице. - Ты просил, чтобы я подождала у тебя, пока ты сходишь к моим родителям, а на самом деле заманил меня к себе, чтобы опозорить меня! Но помни: если ты посмеешь ко мне прикоснуться, я наложу на себя руки!

С этими словами она схватила со стола железную пластину, которою снимали с лампы нагар, и приставила ее к своему горлу.
- Ну хорошо, успокойся, не трону я тебя! - испугался Ван Си.
Ну конечно, ведь он заманил сюда Жемчужину ради корысти, а не ради любовных утех и никак не хотел потерять выгодное дельце из- за случайного удовольствия. Получив отпор, он тут же смирился со своей неудачей и, как говорят, кинул свои игривые мысли за остров Яву. В другой части дома жила старуха сводня. Ван Си вошел к ней и сказал:
- Матушка Ван, посиди с этой красоткой, а я схожу к ее родителям.
Затем он вернулся к молодой женщине. Жемчужина объяснила ему, где живут ее мать с отцом, и назвала их имена.
- Попроси, чтобы они пришли за мной как можно скорее, и я щедро тебя отблагодарю, - сказала она.

Ван Си удалился. Спустя немного старуха Ван принесла тазик с водой для умывания, гребень и остальные принадлежности и велела гостье привести себя в порядок. Пока молодая женщина причесывалась, старуха молча стояла подле нее.
- Кто твои родители? Как ты попала сюда? - спросила она наконец.
Жемчужина со всеми подробностями рассказала ей о своем житье в доме мужа.
- Ах они злодеи! - с напускным негодованием воскликнула сводня и даже топнула ногой. - Ах они невежды! Такую красавицу - и чуть не загубили! Да еще бранились безо всякого стыда! Позор! Да и муженек твой тоже хорош! Как только ты с ним жила?
Выложив все, что накопилось у нее на душе, Жемчужина горько заплакала.
- Ну, а сейчас ты куда? - спросила старуха.
- Домой, к родителям. Расскажу им все и поживу у них, пока муж не вернется.
- А когда это будет?
- Мы с ним прожили всего два месяца. - Жемчужина снова заплакала. - Старик все ругал его, ругал, вот он и уехал в конце концов. А когда вернется, точно не знаю.
- Ах, проклятые! Такой цветочек заставляют страдать в одиночестве, да еще и бранятся! Ты уж не обижайся на старуху, но вот что я тебе скажу: поживешь ты у своих, а потом- то все равно придется возвращаться в дом свекра. На всю жизнь у родителей не спрячешься. Неужели ты согласна еще много лет терпеть помыкания этих пакостников?
- А что поделаешь? Видно, такая уж у меня судьба, - промолвила гостья.
- Послушайся меня, глупую, - и целый век будешь жить в радости и счастии.
- Что же вы мне посоветуете?
- Я часто встречаюсь с молодыми людьми из зажиточных и именитых семей. Среди них немало и красивых и ученых. Если тебе кто приглянется и ты его выберешь, шепни мне только словечко - и я все устрою сама. А уж он будет беречь тебя, словно великую драгоценность, и любить, как собственную душу. Есть станешь что захочется, наряжаться - как вздумается. Сама и пальчиком не шевельнешь: что ни прикажешь служанке, она тут же исполнит. Одним словом, будешь жить, как цветок. А не послушаешь меня - придется тебе свой век одной коротать, делать черную работу да слушать брань стариков.

Жемчужина была молода, неопытна и к тому же непривычна к житейским тяготам, а нравом, как и всякая женщина, отличалась нетвердым и непостоянным. Когда она слушала хитрые речи старухи, то невольно вспоминала многие унижения, которые ей довелось вытерпеть в доме мужа, и сердце ее дрогнуло. И тем не менее она была в нерешительности.
- Но если люди проведают, ведь я сгорю со стыда, - сказала она.
- В нашем доме посторонних не бывает. Место это потаенное: о нем не знают ни злые духи, ни добрые. Поживи с нами день- другой - на небо не захочется.
- А как же тот господин, который меня привел? Ведь он пошел за моими родителями...
- Это мой приемный сын! Неужели ты думаешь, он так глуп, чтоб идти к почтенным старым людям с недоброю вестью!
В это время в комнату вошел Ван Си.
- Ты сказал моим родителям, что я здесь? - спросила напуганная его внезапным появлением Жемчужина.
- Конечно, нет! Все это время я стоял здесь и слушал! И вот что я тебе скажу: не отвергай совета матушки Ван - и будешь счастлива и благополучна всю жизнь. А теперь решай.
- Что же мне решать? - вздохнула Жемчужина. - Все равно я попала в западню. Прошу вас только: сделайте все, как вы обещали.
- Зачем нам тебя обманывать? - сказала старуха. - Выберешь сама, кого захочешь. Здесь нужно обоюдное согласие.

Хитрые речи старухи рассеяли последние сомнения Жемчужины, и она, прельщенная удобством и красотою нового своего жилища, приняла предложение сводни. Как тут не вспомнить стихи:

Соблазнял монах девицу
Переехать в дом веселый:

«Будешь праздно жить и сытно –
Ни печалей, ни страданий».


Старуха Ван и Снежный Червь выказывали Жемчужине всяческое внимание и изо всех сил старались ей угодить. Захочет она чаю - несут чай, захочет воды - мигом появляется вода. Молодая женщина была довольна сверх всякой меры и забыла про все свои прежние огорчения.

Однажды Снежный Червь встретил некоего господина У из селения Шаншань того же уезда. Этот человек был несметно богат и ненасытно сластолюбив. В его доме постоянно вертелись всякие темные людишки, и не удивительно, что он был знаком с Ван Си.
- Ну как, было что- нибудь стоящее за последнее время? - осведомился У.
- Осмелюсь донести господину, что у меня в доме живет двоюродная племянница, молодая вдовушка. Редкая красавица и нового суженого еще не нашла. Как нарочно для вас! Только цена высокая.
- Как бы на нее взглянуть?
- Очень просто! Конечно, она очень застенчива - как всякая женщина из хорошей семьи, но я сейчас пойду домой и выведу ее во двор, тут вы и завернете к нам, словно бы ненароком.

Жемчужина сидела во внутренних комнатах, погрузившись в какие- то свои мысли.
- Вышла бы погулять. Что ты все дома да дома? - сказал ей Ван Си.
Эти слова услышала старуха Ван.
- И правда, - поддержала она Ван Си, - выйди хоть во двор.
Жемчужина послушалась и вышла из комнаты. Едва только она переступила порог, Ван Си закрыл за нею дверь.
- Матушка, может, мне лучше вернуться обратно? - промолвила девушка, опускаясь на скамейку.
- О чем ты тревожишься? Ты же знаешь, мы желаем нашей Жемчужине только добра. Потерпи немного - и счастье само придет в руки.
Не успела старуха договорить, как в ворота вошел гость. Как, вы думаете, был он одет? А вот послушайте:

Шляпа новая на нем
Золотым горит огнем.

Что за туфли - алый шелк!
А халат! Какая ткань!

Может, в дом Сун Юй пришел,
А быть может, сам Пань Ань?


- Ван Си дома? - спросил гость, входя. Жемчужина в смятении вскочила с места и бросилась
к дверям. Обнаружив, что Ван Си запер их на засов, она заметалась по двору, стараясь укрыться от взоров гостя. Тут появилась старая сводня.
- Ах, это вы, господин У! Отчего же вы не предупредили нас заранее, что придете? - вскричала она и, обернувшись к Жемчужине, продолжала: - Не бойся, это наш всегдашний покровитель. Господин У, познакомьтесь с нашей гостьей.

Богач У отвесил чинный поклон. Жемчужина приветствовала его ответным поклоном и украдкой взглянула на гостя. Он оказался молод, красив и статен и сразу же ей приглянулся. Гость в свою очередь осмотрел молодую женщину с головы до ног. Он обратил внимание, что она не пользуется румянами и что наряд ее прост, но изящен. Простотою и непринужденностью она сильно отличалась от накрашенных певичек, и господин У сразу это оценил, ведь он знал толк в женщинах, как мало кто иной.
- Госпожа, садитесь, пожалуйста, - проговорил он, ощутив сразу некую истому во всем теле.

Смущение не покидало Жемчужину - как- никак, а она была из порядочной семьи и не привыкла видеться с мужчинами.
- Пойдемте лучше в дом, - попросила она старуху Ван.
- Куда торопиться? - возразила старуха, но пошла следом за молодой женщиной.
Через короткое время она снова вышла к гостю.
- Ну что, господину понравилась наша красавица?
- Не скрою, матушка, она очаровательна! - отвечал господин У. - Устройте все как надо, и я вас щедро отблагодарю.
- Выкладывайте тысячу монет и забирайте ее себе.
- Отчего так много? Ведь она не какая- нибудь знаменитость из веселого дома!
- Но зато красавица какая! Вы можете сделать ее своей наложницей. Неужели она не стоит тысячу лянов?
- Деньги для меня ничего не значат. Но моя старшая жена любит измываться над всеми домочадцами, и я боюсь за женщину. Вот в чем трудность. Нет, взять ее с собою я не могу.
- Не беда! - возразила старуха. - Снимите особый домик, и будет у вас две старшие жены. Худо ли? Я слыхала на днях, что у Цзяна пустует дом с садом. Он хочет сдать его внаем. Если прикажете, я все разузнаю.
- Это, конечно, не так уж плохо, но придется отрядить особых слуг, чтобы они убирали и готовили, а это лишние хлопоты. Впрочем, это, конечно, мелочь, главное иное: опять- таки от жены не скроешь, а она поднимет такой шум, что и подумать страшно! - Я, кажется, нашла выход. Давайте сговор- ные подарки и берите ее в жены, а жить с нею будете здесь. Прислуживать ей я берусь сама; вам останется только ежемесячно оплачивать все расходы. Вы живете у себя, а время от времени под каким- нибудь предлогом уезжаете и прямо к нам. Никто ничего знать не будет!
- Прекрасно! Прекрасно! - воскликнул господин У и радостно засмеялся.
Уговорились, что богач даст восемьсот лянов деньгами и подарков на двести лянов, всего тысячу лянов. Кроме того, он обещал каждый месяц десять лянов серебра - на расходы и за наем дома. Закончив переговоры, господин У поспешил домой за деньгами.

Старуха Ван вернулась к Жемчужине.
- Ну как, тебе понравился этот господин? - спросила старуха.
Вы помните, что Жемчужина, смущенная встречей с незнакомым мужчиной, убежала в дом. Скоро, однако же, она раскаялась в своей опрометчивой поспешности и, притаившись в укромном уголке, принялась разглядывать гостя. Разговаривая со старухой, господин У то и дело бросал взгляды на дверь - и не без умысла. Правда, он сидел довольно далеко и вдобавок видеть все его лицо целиком Жемчужина не могла, но, в общем, богач ей понравился.
- Кто он такой? - спросила Жемчужина.
- Он из семьи У, из селения Шаншань. Господин У первый богач среди своей родни. Недаром его зовут У Миллионщик. Ты ему очень понравилась, и он решил жениться на тебе. Но жить у него дома тебе будет неудобно, поэтому он хочет, чтобы ты осталась здесь. Что ты на это скажешь?

Жемчужина успела полюбить уютный дом Ван Си, да и господин У ей приглянулся, и она с большой радостью согласилась остаться.
- Здесь так здесь, но только, матушка, главное, чтобы никто ничего не знал, - попросила она.
- Что ты, что ты! Но и ты не рассказывай ему всей правды о себе. Скажи, что я твоя родственница, - и все. Пользуйся своей удачей и помалкивай.

Пока они так разговаривали, у дома Ван Си остановился паланкин господина У, за которым шли двое статных слуг с подарками.
- Когда свадьба? - спросил У, вручая старухе деньги.
- Когда скажете, господин, - отвечала старуха. - Хотите - ждите счастливого дня, хотите - можете обручиться хоть нынче вечером.
- Откладывать надолго незачем, но сегодня мне нельзя - меня ждут дома. Приеду завтра. А дома скажу, что еду в Ханчжоу воскурять благовония.

Любовное желание, охватившее господина У, было так горячо, что он не желал ждать ни единого мгновения. Но женитьба - важное событие, ее должно совершать в счастливый день, а богач исполнил все обряды наскоро, кое- как и тем навлек на себя немалые беды. Прошло всего лишь год или два, и счастье его развеялось как дым. Но об этом мы расскажем вам позже.

Итак, господин У отдал деньги и удалился, чтобы вернуться на следующий день и вкусить свое счастье. Старуха и Ван Си принялись подсчитывать барыши. Старая сводня, хихикая, протянула Жемчужине четыреста лянов:
- Поздравляю, дело благополучно сделано! Он дал восемьсот лянов. Вот твоя половина, а другая - нам за сватовство.

И она положила на стол перед обрадованной Жемчужиной белые блестящие слитки.
Постой, постой, рассказчик! Ты, видно, оговорился! Неужели мошенник и сводня согласились поделиться своими барышами? Ведь для них деньги все равно что кровь для мухи.

Нет, почтенные, тут был свой расчет! Они хотели показать гостье свою щедрость и тем приобрести ее доверие. Кроме того, хитрецы отлично понимали: раз Жемчужина живет у них, деньги никуда не денутся и рано или поздно застрянут у них же меж пальцев. А если оставить все себе, Жемчужина может рассказать господину У, он потребует деньги обратно, и выйдет большая неприятность. Нет, это был хитрый и ловкий план!
Богач У сдержал слово и на другой день явился, чтобы совершить брачные обряды. Он был одет еще наряднее, чем накануне, но пришел один, без свидетелей, дружек и музыкантов, чтобы никто не узнал его тайны. У велел Ван Си приготовить два праздничных стола с вином и позвать Жемчужину. Жемчужина вначале смущенно отказывалась, но затем была вынуждена выйти к столу. Сидела она совсем недолго и под каким- то предлогом снова ушла к себе в комнату, задула лампу и легла в постель. Дверь она оставила открытой.
- Она очень стеснительная, - сказала сводня. - Надо ее расшевелить.

Старуха взяла лампу и, освещая дорогу гостю, направилась к комнате Жемчужины. Лампа в спальне снова зажглась, и старуха удалилась, прикрыв за собой дверь. Господин У был достаточно искушен в любовных делах и прежде всего задвинул засов. Потом поднес лампу к постели, отдернул полог и заглянул внутрь. Жемчужина лежала, накрывшись с головою. Он не стал ее тревожить, тихо разделся, потушил лампу и скользнул под одеяло. Жемчужина вздохнула и вся сжалась в комочек. Господин У заворковал, словно голубь, сладко и нежно уговаривал новобрачную и наконец повернул ее к себе. Тут уже он не терял времени даром, и Жемчужина, дрожа всем телом, приняла его ласки. Любовные порывы господина У наполнили сердце молодой женщины сладостным упоением, а тело - счастливою истомой. С прежним мужем Жемчужина прожила всего два месяца. Пань Цзя не знал толку в любовном искусстве, и молодой жене так и не довелось вкусить всего удовольствия. Что же касается господина У, то он постиг все тайны этого искусства в домах ветра и луны, и Жемчужина жалела лишь об одном - что не встретила этого человека раньше.

Так во взаимных ласках молодожены провели всю ночь, а когда утром поднялись с постели, явились с поздравлениями Ван Си и старуха. Богач щедро наградил обоих. Господин У провел с Жемчужиной больше месяца. Затем он вернулся домой, но часто приходил и проводил с нею ночи такие же радостные, как первая. Но это уже к нашему рассказу прямого отношения не имеет.

Погоди, рассказчик! А как же свекор и свекровь? Разве исчезновение невестки нисколько их не обеспокоило? Чтобы ответить на ваш вопрос, уважаемые слушатели, сейчас снова вернемся к семейству Паней.

В день, когда Жемчужина убежала из дому, старики проснулись рано. Завтрак был не готов, и они решили, что невестка снова проспала. Они подошли к ее двери и, по своему обыкновению, принялись кричать. Ответа не было, и тогда свекровь открыла окно и заглянула внутрь. Кровать была пуста.
- Куда подевалась эта потаскушка? - выругалась старуха.
Она вернулась и рассказала мужу, что Жемчужины нет.
- Не иначе как убежала к своим родителям! Этого еще не хватало! - закричал старик и мигом бросился к перевозу.

Там он узнал, что рано поутру через реку и в самом деле переправлялась какая- то женщина.
- Это была твоя сноха, она переезжала на плоту, - сказал кто- то, узнавший Жемчужину в лицо.
- Вот мерзавка, какая строптивая! - воскликнул старый Пань. - Сделал ей вчера замечание, так она уже и родителям жаловаться! Пускай, негодяйка, там и остается - я за ней не побегу. Посмотрим, что будет дальше!
И он в ярости вернулся домой и рассказал обо всем своей старухе.

Прошло больше десяти дней. Родители Жемчужины, соскучившись по дочке, наготовили несколько коробов сластей и послали к Паням двух слуг за весточкой от дочери.
- Да вы в своем ли уме? Она уже десять дней как у вас! - сказал старик Пань.
- Что вы говорите! - воскликнули изумленные слуги. - Жемчужина больше двух месяцев живет у вас, и никто из наших за все это время здесь не бывал. Не могла же она вернуться домой одна! Родители тревожатся о ней и нарочно послали нас, чтобы ее проведать. А вы говорите, будто она у нас!
- Дело было так: я ее отчитал, она надулась и убежала. Ее видели на переправе. Куда еще она могла деться? Ясно, домой ушла.
- Нет, она не возвращалась, мы знаем точно.
- Видно, она что- то вам наболтала, и вы там порешили отдать ее за другого, вот и придумали эту хитрость! За весточкой пришли! Как бы не так!
- Нет, это вы хитрите и придумываете! Пропала- то она здесь, у вас! Что- то здесь нечисто! - вскричал один из посланцев.
- Ах вы наглые псы! - завопил старый Пань, услышав слово «нечисто». - Да я вас к суду притяну! Вы у меня не отвертитесь!

Дело принимало серьезный оборот. Оба посланца, не успев даже упомянуть про подарки, вскинули на плечи коромысла с коробами и поспешили обратно. Когда они подробно, ничего не пропуская, доложили обо всем старикам Яо, те перепугались и заплакали.
- Ой- ой- ой! Девочка наша дорогая! Неужели тебя сгубили эти злодеи?

Старики Яо решили жаловаться в суд и не откладывая обратились к опытному в судебных делах человеку, чтобы он составил прошение.

Со своей стороны, и старики Пани, твердо убежденные, что родители Жемчужины где- то спрятали свою дочь, подали встречный иск и тут же отправили гонца за сыном. Обе жалобы были приняты к рассмотрению. Начальник Сюнинского уезда Ли вызвал жалобщиков и обстоятельно их допросил, но те только упорно сваливали вину друг на друга. Уездный рассердился и приказал пытать старика Паня. Но старик стоял на своем.
- Сноху видели на переправе! - кричал он. - Если б она утонула, осталось бы тело! Они ее спрятали, а на меня клевещут!
- Да, пожалуй, верно, - сказал уездный. - Женщина исчезла больше десяти дней назад. Если бы она утонула, нашелся бы труп. Видимо, ее спрятали.

Он велел освободить Паня и пытать старого Яо.
- Наша дочь жила у них больше двух месяцев и ни разу нас не навестила. Если она на самом деле отправилась к нам, почему они никого не послали справиться о ней, ведь целых десять дней прошло, как она убежала! И потом, человек не иголка, его не спрячешь! Если б я ее где- то укрыл или же отдал за другого мужа, об этом хоть кто- нибудь, а прознал бы! Господин уездный, пожалуйста, расследуйте все как можно тщательнее.
- Тоже верно, - сказал уездный, подумав. - Человека не спрячешь, да и кому это на пользу? Скорее всего, она спуталась с любовником, да с ним вместе и убежала.
- Сноха моя - женщина ленивая и балованная, это верно, но ничего такого мы за нею не замечали. И держали мы ее в строгости, - заметил Пань.
- А может, ее похитили? Или она спряталась у каких- нибудь дальних родичей? Все может быть! - Начальник уезда обратился к старику Яо: - Это ты вырастил такую непутевую дочку, ты отец - ты и должен знать, где ее разыскивать! Вот и разыскивай вместе с сыщиками. Даю вам сроку пять дней!

Старика Паня и его сына отпустили на поруки, а старого Яо - под залог. Надо ли говорить, как тяжело было у него на душе: дочь потерял, да еще и обиду потерпел, и какую обиду! Старик роптал и на Небо и на Землю. Однако сидеть сложа руки было нельзя, и Яо расклеил объявления о пропаже дочери, обещая награду тому, кто ее найдет. Но по- прежнему о Жемчужине не было ни слуху ни духу.

Пань Цзя тоже искал жену. Он изъездил и исходил всю округу, но каждая поездка кончалась лишь новою жалобой на злокозненного Яо. Старик уже и не помнил, сколько раз его били палками в суде. Эта история взволновала весь Сюнинский уезд, о ней ходили самые удивительные толки и в городе, и в деревнях. Родичи Яо были уверены, что он ни в чем не виноват, но помочь ему ничем не могли. И вот как- то один из них, по имени Чжоу Шаоси, отправился по торговым делам в Цюйчжоу, что в провинции Чжэцзян. Прогуливаясь в квартале веселых домов, он обратил внимание на миловидную певичку, которая стояла у ворот заведения и улыбалась прохожим. Лицо ее показалось ему знакомым, и, присмотревшись, он пришел к выводу, что перед ним не кто иная, как Жемчужина. «Уж два года идет следствие, отец из- за нее под судом, а она, оказывается, вон где!» - подумал торговец и хотел было обратиться к певичке с вопросом, чтобы проверить свою догадку, но остановился. «Нет, так не годится! Вполне возможно, что она не захочет сказать правду. Я только спугну ее, и она убежит, ведь певичкам ничего не стоит сняться с места. Где ее тогда искать? Лучше сообщу ближайшим ее родственникам: пусть они сами сюда приедут и все выяснят».

В те времена области Цюйчжоу и Хуэйчжоу граничили одна с другою, но принадлежали к разным провинциям. Цюйчжоу входила в Чжэцзян, а Хуэйчжоу - в Южную Чжили. Обратный путь отнял у Чжоу Шаоси не много времени, и уже через несколько дней он рассказывал о своей неожиданной встрече старику Яо.
- Дело ясное, - сказал Яо, - наверное, повстречалась с дурным человеком, и он продал ее в веселое заведение.

Старик позвал своего сына Яо И и наказал ему ехать в Цюйчжоу выкупать сестру. Втайне от всех он вручил сыну больше ста лянов серебра, но, опасаясь, что хозяин заведения может не принять выкупа, обратился, по совету сведущих людей, в Сюнинскую уездную управу. Там он объяснил все как было и, задобрив кое- кого взяткой, получил бумагу с приказом взять Жемчужину под охрану. Теперь, в случае любых осложнений, можно было жаловаться властям. Вместе с Яо И в Цюйчжоу, исполняя просьбу старого Яо, снова выехал Чжоу Шаоси.

Чжоу Шаоси остановился у старого своего знакомца, с которым давно был связан делами, а Яо поместил в гостинице. Сразу вслед за тем, как они разложили свои вещи, Чжоу повел молодого человека к веселому дому, подле которого он видел ту певичку. На счастье, она снова стояла у ворот, и Яо сразу признал в ней свою младшую сестру. Несколько раз он окликнул Жемчужину детским ее именем, но певичка ничего не ответила и только улыбалась.
- Так и есть, это сестра, - сказал Яо торговцу. - Но почему она мне не ответила, когда я позвал ее? Неужели она так счастлива, что забыла даже родного брата?
- Ты ничего не понимаешь! Хозяева певичек - настоящие цепные псы, а твоя сестра попала сюда неизвестно какими путями, и содержатель заведения, как видно, строго- настрого запретил ей разглашать тайну.
- Как же мне с нею поговорить наедине?
- Очень просто! Ты уплатишь хозяину один лян и сообщишь, что хочешь провести с нею ночь. Купим вина, наймем паланкин - и можешь забирать ее к себе. Дома ты присмотришься к ней повнимательнее, и, если это Жемчужина, она сама тебе откроется. Тогда и будем думать, что делать дальше. А если не Жемчужина, поспишь с нею ночь, а наутро отпустишь.
- Верно, - согласился Яо И.

Чжоу Шаоси часто и подолгу бывал в этом городе и, как говорится, знал здесь все ходы и выходы. Он быстро нашел какого- то молодого бездельника, тот отнес деньги, и вот уже паланкин с певичкой остановился перед гостиницей. Чжоу Шаоси был почти уверен, что певичка - сестра Яо И, и рассудил, что лучше оставить их наедине. Сославшись на дела, он ушел, и Яо не стал его Удерживать, хотя предстоящая встреча с сестрой внушала ему чувство некоторой неловкости. И вот из паланкина вышла очаровательная и прелестная певичка. Поистине верно сказано в стихах:

Сестра нашлась! - обрадовался он,
Глядит в глаза, надеждой окрылен.

Она решила: гость зовет меня,
И расцвела, улыбкою маня.

Он удивлен нелепою игрой:
Она не поздоровалась со мной,

А ведь пред нею брат ее родной.
И девушку сомнение берет:

Он паланкин не встретил у ворот,
Не скажет слова ей, не позовет.


Улыбаясь, певичка склонилась в церемонном поклоне. Яо И внимательно ее разглядывал. Никаких сомнений не оставалось - это была сестра. Он просил гостью садиться. Не решаясь сразу заговорить с нею как с сестрой, он сказал:
- Сестрица, из каких вы мест и как ваша уважаемая фамилия?
- Родом я отсюда, фамилия моя Чжэн, а имя - Юэ, что значит Лунная Богиня.
Выговор у нее был цюйчжоуский, да и голос совсем не такой, как у Жемчужины. И снова молодого человека взяло сомнение.
- А откуда приехали вы?
- Я приехал из Сюнинского уезда Хуэйчжоуской области. Моя фамилия Яо, я живу в деревне Сунь- тянь.
Он назвал отца, мать, перечислил всех предков до третьего колена, как если бы женщина его об этом расспрашивала: он считал, что, услышав это, сестра должна тотчас перед ним открыться.
- О, вы вспомнили даже прадедов и прабабок! Но ведь я не спрашивала о вашем происхождении! - засмеялась певичка, удивленная такой словоохотливостью.

Лицо Яо И залил яркий румянец. Он уже догадался, что перед ним не Жемчужина, а чужая женщина. Тем временем на столе появилось вино, и они выпили по нескольку чарок. От певички не укрылось, что хозяин как- то чересчур пристально ее разглядывает, и она сказала с легкою тревогой:
- Мы ведь с вами никогда прежде не встречались, кроме т го единственного раза, когда вы с вашим другом прогуливались подле нашего дома? Я тогда сразу заметила, что, увидев меня, вы как будто пришли в замешательство. Мы с подружкой еще посмеялись над вами. Но теперь вы пригласили меня к себе и снова смотрите на меня так, словно у вас связано со мной какое- то тайное воспоминание. Объясните мне, пожалуйста, что это значит.

Яо И отвечал сбивчиво и невразумительно. Певичка, обладавшая быстрым умом и немалым опытом в обхождении с мужчинами, мигом смекнула, что за этим странным поведением должно скрываться что- то необычное, и продолжала свои расспросы.
- Это длинная история, пойдем сперва в постель, а потом поговорим, - сказал Яо И.

Они сняли одежды и отдались чувствам. Когда обычное совершилось, Лунная Богиня снова задала прежний вопрос, и юноше пришлось рассказать о том, что произошло у них в семье.
- Ты удивительно похожа на сестру, и под предлогом этого свидания я решил выведать у тебя правду. Оказывается, Я ошибся, - закончил он свой рассказ.
- Неужели так похожа?
- Ну просто одно лицо! Только в манерах какое- то неуловимое различие. Впрочем, этого не заметит никто, кроме близких родственников, да и то лишь тогда, если ты целыми днями будешь у них перед глазами и они нарочно начнут присматриваться. Вы до того по хожи, что даже я обознался! Единственное, что меня смутило, это твой выговор.
- Если так, так я и в самом деле стану твоей меньшей сестрой.
- Что еще за шутки?
- Никакая это не шутка. Сейчас мы все обсудим. У тебя исчезла сестра. Из- за этого началось судебное дело, которому не будет конца, пока она не найдется. Теперь я скажу о себе. Я происхожу из хорошей семьи. Прежде я жила в наложницах у сюцая Цзяна, но пришлась не по вкусу его жене. Сюцай, забыв о справедливости и погнавшись за наживой, продал меня в заведение матушки Чжэн. Хозяйка и проклятый содержатель - угуй истязают меня по любому самому ничтожному поводу. Я давно хочу убежать, а теперь уже и силы не осталось терпеть. Мы пойдем к властям, и ты объявишь, что я твоя пропавшая сестра, а я скажу, что ты мой брат. Я вырвусь на свободу и отомщу моим мучителям, а ты завершишь судебное дело. Таким образом, мы оба окажемся в выигрыше.
- Все это верно, но выговор- то у тебя другой. Если ты будешь жить с нами, родные в конце концов догадаются. Вот в чем хитрость!
- Нет, главное - это наружность, ни на что другое люди внимания не обращают. К тому же выговор может и перемениться! Твоя сестра пропала два года назад. Если бы это время она прожила в Цюйчжоу, кто знает, не говорила ли бы она теперь точь- в- точь как я? Пока мы будем ждать решения суда, пройдет немалый срок, а я буду с тобой и немного приучусь говорить по- вашему. О родственниках пока не думай, успеешь еще про них рассказать.

Яо И хорошо понимал, как важно для семьи закончить судебное дело, и, поразмыслив над предложением певички, решил, что затея эта вполне осуществимая.
- Я привез с собою приказ взять сестру под охрану. Если я заявлю властям, хозяева отпустят тебя немедленно. Тут никаких трудностей не будет. Но только запомни: ты должна твердо стоять на одном, чтобы наши показания не расходились.
- Не беспокойся! Ведь я сама хочу вырваться отсюда, а второго такого случая, как этот, едва ли дождусь. Меня беспокоит только одно: что за человек муж твоей сестры и придется ли мне с ним жить?
- Он торговец, человек молодой и порядочный простак. Если захочешь, пойдешь к нему - как сама надумаешь.
- Пожалуй что и захочу. Я буду женой, а не какой- то там наложницей, как прежде у сюцая. Во всяком случае, это лучше, чем оставаться в певичках.

И они поклялись, что будут действовать согласно и не выдадут друг друга, а если кто из двоих раскроет тайну - да подвергнется справедливому возмездию духов. Взаимная клятва наполнила радостью их сердца, и в груди снова вспыхнул любовный огонь. Они обнялись и проспали до самого рассвета.

Утром Яо И, вскочив с постели и наспех причесавшись, побежал к Чжоу Шаоси.
- Это действительно моя сестра, - сказал он, скрыв от родича правду. - Что нам делать?
- Хозяйка, мне кажется, едва ли согласится принять выкуп: владельцы подобных заведений все такие грубияны и невежи... Лучше я сговорюсь кое с кем из наших земляков, и мы все вместе подадим прошение правителю области: пожалуемся, что девушку из хорошей семьи обманом завлекли в веселое заведение, а приказ, который ты привез, подтвердит и подкрепит нашу жалобу. После этого ее, конечно, тут же отпустят из заведения. Только вот что: пошли хозяйке еще несколько лянов серебра и скажи, что оставляешь певичку у себя еще дня на два, на три. А иначе как бы хозяйка не всполошилась раньше времени. Мы ж за эти дни успеем завершить все дела.

Яо И согласился. Чжоу обошел нескольких земляков, и они вместе с Яо И отправились в областную управу и там все рассказали. Яо И предъявил приказ уездных властей, и правитель области распорядился немедленно привести к нему хозяйку веселого заведения и угуя. Явилась в суд и певичка. Она опознала брата, Яо И опознал свою младшую сестру, а Чжоу Шаоси и несколько земляков из Хуэйчжоу, которые видали Жемчужину в доме ее отца, все в один голос подтвердили: «Это она!» Содержатель - угуй, не понимая толком, что происходит, недовольно заворчал.
- Молчать, пока тебя не спрашивают, - строго приказал правитель области, но потом приступил к допросу: - Отвечай, где ты похитил эту женщину?
- Она была наложницей сюцая Цзяна, - приз алея угуй, не смея обманывать правителя. - Но я ее не похитил, а купил за восемьдесят лянов. Это истинная правда.

Правитель велел привести сюцая Цзяна, а тот, узнав об опасности, поспешил скрыться, и тогда правитель дал разрешение Яо И выкупить сестру за сорок лянов серебра и увезти ее домой. Угуй был наказан за покупку женщины из порядочной семьи. Не избежал кары и сюцай Цзян. Правитель области обратился к высшим властям с просьбою лишить его звания сюцая.

Итак, злоключения певички Чжэн, по- видимому, счастливо завершились, и Яо И, очень довольный таким оборотом дела, увез ее к себе в гостиницу. Спустя немного времени в ямыне составили все нужные бумаги, молодой Яо внес в казну сорок лянов, причитавшихся хозяйке заведения, и оплатил все мелкие издержки, связанные с ведением судебного дела. Теперь можно было трогаться в путь.

Следует вам знать, что все это время Яо и певичка проводили ночи вместе, как супруги, хотя для посторонних они оставались братом и сестрой. Лежа на одной подушке, они говорили без умолку, и Яо И успел во всех подробностях рассказать «сестре» об их семье. И вот наступил день, когда они приехали в Суньтянь. Земляки, увидев брата с сестрою, захлопали от радости в ладоши.
- Как хорошо! - кричали они. - Теперь- то уж этой затянувшейся тяжбе конец!
Кто- то успел предупредить стариков Яо, и они выбежали навстречу сыну и дочери. Лунная Богиня непринужденно вошла в дом и поздоровалась с родителями, как наставлял ее Яо И. Жизнь в веселом заведении приучила певичку надевать любую личину. Сегодняшняя ее игра была безупречна!
- Дочка! Где же ты пропадала целых два года? Я здесь чуть не умер от огорчения! - сказал старый Яо.
Лунная Богиня сделала вид, что она тронута до глубины души, и зарыдала.
- Отец! Матушка! Я так беспокоилась о вашем здоровье!
- За эти два года у тебя даже голос переменился, - заметил старик.
А матушка Яо промолвила:
- Какие у тебя длинные ноги, раньше таких не было.
И все снова заплакали.

Лунная Богиня до того походила на Жемчужину, что у старика Яо не возникло никаких подозрений. Старик был измучен следствием, которое тянулось вот уже два года, и теперь, когда дочь нашлась, у него словно камень с души свалился. Ему и в голову не приходило разглядывать дочь с суровой придирчивостью. Кроме того, он знал, что ее выкупили из веселого заведения; расспрашивать Жемчужину о ее житье было неловко.
Едва дождавшись следующего дня, старик велел сыну идти вместе с сестрою в суд. Когда начальник уезда открыл присутствие, ему доложили, что Жемчужина отыскалась. Уездный и сам догадывался об этом - как- никак судебное дело тянулось вот уже два года.
- Кто этот человек, который тебя похитил? - спросил он певичку.
- Я не знаю ни его фамилии, ни имени. Он меня сразу продал в наложницы сюцаю Цзяну из Цюйчжоу, а от него я попала в веселое заведение. Где сейчас этот похититель и где сюцай, я не могу сказать.

Уездный знал, что вести расследование в чужой провинции чрезвычайно трудно. Разумнее было закончить и закрыть дело без промедления, не пытаясь проникнуть в самые сокровенные его глубины. Начальник уезда велел вызвать Пань Цзя и его родителей, чтобы они забра ли молодую женщину к себе.
- Хороша невестка! - забурчала старуха Пань, едва войдя в присутственную залу. - Сколько времени пропадала неизвестно где!
А Пань Цзя закричал радостно:
- Наконец- то мы свиделись! Прости нам все огорчения, которые мы тебе причинили.

Муж и его родители опознали Жемчужину, и Пань Цзя повел ее домой. Как только обе семьи вышли из ворот управы, они принялись сокрушаться о прошлых своих безрассудствах. Все были рады, что судебное дело наконец завершилось.

На другое утро, когда начальник уезда приступил к занятиям и, как ему казалось, в последний раз взялся за дело Пань Цзя, внезапно появился сам Пань Цзя собственною персоной.
- Господин начальник, - воскликнул молодой человек. - Оказывается, вчера я получил не свою жену!
- Подлый кляузник! - закричал уездный в гневе. - Все тебе неймется! Мало ты пакостей наделал своему тестю?

И уездный велел своим прислужникам немедленно наказать ябедника десятью палочными ударами.
- Без вины страдаю! Без вины! - кричал под палками Пань.
- Молчать! В сопроводительной бумаге из Цюйчжоу все сказано совершенно ясно! Твой шурин сам ее привез! Я уже не говорю о родителях, которые узнали и приняли свою дочь, но ведь ты сам вместе со своими стариками опознал ее в суде и увел домой!
- Ничтожный в своей жалобе требовал свою жену, а не чужую! А нынешней ночью я убедился, что это не моя жена, а чужая! Чужая мне не нужна, и вы, господин уездный начальник, не требуйте от меня, чтобы я ее принял. Если же меня заставляют белое признавать черным, а черное белым, лучше я вовсе откажусь от жены!
- Да с чего ты взял, что это не твоя жена?
- Обличьем они и правда очень похожи, но в сокровенном общении со мною моя жена была совсем не такая.
- Дурень ты, дурень! Она два года была в певичках, откуда в ней теперь девичья стыдливость?
- Господин, не в этом одном дело! У нее и выговор не тот, и тайные, неудобь сказуемые места совсем, совсем другие! Мне- то все ясно, но вам как объяснить? Была бы это моя жена, я бы от радости себя не помнил! Ведь я все время ждал ее, хотя мы и двух месяцев с ней вместе не прожили. Зачем бы я стал вас обманывать и зря мутить воду? Господин начальник, расследуйте все до конца и решите по справедливости!

Начальник уезда был совершенно сбит с толку. Он чувствовал, что Пань не лжет, но признаться в своей ошибке не хотел.
- Ну хорошо, - сказал он наконец. - Главное - не горячись, потерпи еще немного. Ни родителям, ни родичам не говори ни слова. Я уже знаю, что делать.

Начальник приказал повсюду расклеить объявления о том, что в такой- то день Жемчужина была найдена и предстала перед властями, что обе тяжущиеся стороны отказались от своих жалоб и дело предано забвению. Но одновременно уездный распорядился, чтобы десять сыщиков разъехались повсюду на поиски пропавшей. Им велено было следить, не откроются ли после расклейки объявлений какие- нибудь новые и знаменательные обстоятельства; обо всяком, кто внушит хоть маломальское подозрение, надлежало немедленно сообщить властям. Щедрая награда ждала того, кому Удалось бы напасть на правильный след.

Но тут мы прервем наш рассказ о поисках и о сыщиках и вернемся к Жемчужине. Она прожила с богачом У около двух лет. В конце концов в семье господина У проведали о его забавах и стали чинить ему всяческие препятствия каждый раз, как он собирался выйти из дома. Все реже и реже посещал он теперь свою возлюбленную. Как- то Жемчужине понадобилась девчонка для услуг. Она сказала об этом господину У, а тот в свою очередь Снежному Червю. Ван Си, однако же, как вы помните, привык похищать молодых женщин, а не нанимать за деньги: он решил просто- напросто украсть чужую служанку. У него уже была на примете служанка из семьи Ван Жулуаня, обитавшей в Шэсяньском уезде. Девушка часто ходила к ручью стирать белье, и теперь, после разговора с господином У, Ван Си об этом вспомнил.

Как раз в эти дни расклеили объявление, о котором мы говорили, и Ван Си, проходя мимо уездной управы, услыхал, как его читали. «Нашли все- таки эту Жемчужину!» - раздавались голоса. Снежный Червь быстро вернулся домой, чтобы сообщить новость старухе Ван.
- Не знаю, кто выдал себя за Жемчужину, но теперь она полностью в наших руках! - сказал он.

Старуха не поверила. Она хотела увидеть объявление собственными глазами. Они вместе пошли к управе, и сводня убедилась, что Ван Си не солгал. Быстро размахивая руками, он стал объяснять старухе, что написано в объявлении. Это не укрылось от внимания сыщика, который стоял поодаль. Оживленная беседа у объявления показалась ему подозрительной, и, когда Ван Си со своднею пошли восвояси, он двинулся за ними следом.. По пути он подслушал, как кто- то из двоих тихо сказал другому:
- Вот удача так удача! Теперь можно спать спокойно!
- Ловко вы обделали это дельце! - взревел сыщик, неожиданно вырастая перед ними. - Но теперь все вышло наружу! Теперь никуда не скроетесь!
- Нечего меня пугать! - отвечал Снежный Червь. Он был еле жив от страха, но изо всех сил старался сохранить спокойный и храбрый вид. - Зайдем в харчевню, там поговорим.

Они поднялись во второй этаж и заняли место за столиком. Снежный Червь пошел заказать еду и... исчез. Сыщик и старуха долго сидели в ожидании вина и закусок, а слуга все не подходил. Наконец сыщик спустился вниз - оказалось, что Ван Си давным- давно убежал.
- Сейчас же веду тебя в суд! - рявкнул сыщик и начал вязать старухе руки.
Сводня упала на колени.
- Пощади, господин чиновник! - взмолилась она. - Пойдем ко мне, я дам тебе денег!

Они подошли к дому, и старуха постучалась. Сыщик, конечно, не знал ничего достоверного об их злодеяниях, но поведение их подле управы было несколько странным. Сперва он думал лишь припугнуть эту парочку. Теперь, когда Ван Си исчез, он твердо решил не упустить хотя бы старуху. Дверь открыла Жемчужина. «Что такое! Ведь это та самая женщина, которую привезли из Цюйчжоу! - подумал оторопевший сыщик. - Теперь понятно: вот она где, настоящая Жемчужина!» Боясь, как бы старуха не заметила его радости, сыщик наскоро выпил чаю и, получив деньги, тут же удалился. Сводня решила, что все обошлось, и успокоилась. Однако на другое утро сыщик доложил обо всем начальнику уезда, и тот приказал десяти стражникам немедленно арестовать старуху. Словно волки или тигры, бросились стражники выполнять строгий приказ. С оглушительными криками ворвались они в дом Ван Си, но старуха Ван была уже мертва - она успела повеситься на балке. Стражники притащили Жемчужину в уездную управу.
- Снова она? - не поверил своим глазам уездный. Он велел безотлагательно доставить в управу Пань Цзя и его жену. Когда две женщины встали рядом, оказалось невозможным отличить одну от другой. Уездный растерялся и велел Паню самому определить, которая из них его жена. Пань Цзя обменялся с одной из женщин несколькими словами, и уездный начальник понял, кто настоящая Жемчужина. Он приступил к допросу. Жемчужина рассказала с самого начала, как ее похитил Ван Си.
- А как зовут твоего обольстителя и сожителя? - спросил начальник.
- Я не знаю, - ответила Жемчужина.
Она любила господина У и потому не хотела называть его имени.

Начальник уезда принялся допрашивать вторую женщину.
- Меня зовут Чжэн, - показала певичка. - Молодой Яо сказал, что я очень похожа на его сестру, и мы, посоветовавшись меж собою, решились на обман. Я хотела отомстить своим врагам, а он заботился о том, как бы кончить это злополучное судебное дело.
Начальник уезда отдал распоряжение арестовать Ван Си, но того уже и след простыл. В ямыне составили особый приказ искать преступника повсюду и доставить его в уездную управу.

Между тем, убежав из харчевни, Ван Си повстречал своего приятеля Чэн Цзиня, и они вместе не теряя времени двинулись в уезд Шэсянь. Здесь они быстро отыскали служанку Ван Жулуаня. По своему обыкновению, она была у ручья и мыла ноги.
- Смотри- ка, моя служанка, которая от меня сбежала, - крикнул Ван Си. - Вот ты, оказывается, где!

Мошенники связали девушку и потащили на свой плот. Служанка отчаянно кричала, Ван Си попытался заткнуть ей рукавом рот, но та не унималась. Тогда Чэн Цзинь схватил ее за горло, но, видимо, стиснул чересчур сильно, и девушка мигом испустила дух. Пока шла эта борьба, успели сбежаться окрестные жители. Преступников схватили и потащили в управу. Начальник Шэсяньского уезда приговорил Чэн Цзиня к повешению, а Ван Си - к ссылке в военное поселение. Но когда злодеев доставили в областную управу, в зале суда как раз находилась Жемчужина.
- Это же Ван Си! - закричала она во весь голос.
Правитель области Лян, человек очень справедливый, взглянул на бумаги из обоих уездов - имя Ван Си значилось и в той, и в другой. Правитель сильно разгневался.
- Этот Ван Си - опасный преступник, - сказал он. - Ссылки ему будет мало!

И он велел прислужникам дать негодяю шестьдесят палок, и Ван Си околел под ударами.

Жемчужина возвратилась к своему мужу. Лунную Богиню правитель постановил продать в певички, а Яо И за похищение женщины из веселого заведения и обман властей приговорил к ссылке и солдатской службе. Зато имя богача У даже упомянуто не было. Богач имел великое множество друзей, приятелей и благожелателей и сумел задобрить взятками всех начальников, от крупных до самых мелких, что же касается Пань Цзя, то он, получив обратно жену, был совершенно доволен.

Молодому Яо И назначили место ссылки и разрешили взять с собою жену. Молодой человек, однако ж, был холост, и Лунная Богиня сказала, проливая слезы:
- Это я втянула его в беду, я затеяла весь этот обман, потому что хотела вы ваться из заведения. Но теперь я уеду с ним, хотя бы это стоило мне жизни!

Узнав об этом, старый Яо решил ради сына выкупить певичку. Он подослал какого- то человека, который от своего имени внес деньги в казну. Лунная Богиня переменила фамилию и отправилась в ссылку женою Яо И. Через какой- то срок было объявлено прощение преступникам, и Яо с Лунной Богинею вернулись в родные края и продолжали жить вместе как добрые супруги.
Эту занятную историю о сходстве двух женщин рассказывают в Хуэйчжоу и по сей день.

Они из праведных семей,
Но горе встретили в пути;

Утраченную чистоту
Сумели снова обрести.

Как сестры схожие лицом,
В несчастье родственны своем...

Читатель, видно, неспроста
Судьбу по лицам узнаем.



Комментарии:
Конфуций... походил на Ян Ху. - В «Исторических записках» Сыма Цяня рассказывается о том, как Конфуций однажды проезжал через местность Куан, жители которой страдали от разбойника Ян Ху. Увидев Конфуция, местные жители приняли его за разбойника и задержали.

Чтобы спасти Чжао Шо... - Имеется в виду сюжет известной драмы о богаче Чжао, которого решил погубить коварный вельможа Ту Аньцзя. У богача был друг, бедняк Чжоу Цзянь. Воспользовавшись своим удивительным сходством с Чжао, он спас его от гибели, пожертвовав своей жизнью.

Годы Цзинкан - 1126- 1127 гг. Годы Цзянъянь - 1127- 1130 гг.

Фань Дань жил во времена династии Хань, отличался крайней бедностью.

Может, в дом Сун Юй пришел, а быть может, сам Пань Дньр - Сун Юй - поэт древности, славился красотой.

Пань Ань - знаменитый красавец, обладавший тонким вкусом и отменными манерами. 



Перевод с китайского Д. Воскресенского.
Стихи в переводах И. Смирнова и Л. Черкасского

Поделитесь впечатлением на форуме !

 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Stolica.ru