Rambler's Top100
Stolica.ru
Главная | Фотоколлекция | Знакомства с азиатками | Гадания И-цзин | Реклама в Интернет
Удивительный Китай - Wonderful China
Удивительный Китай. Необыкновенная культура Китая, древняя история, потрясающее наследие.

Главная страница <<< Литература и поэзия <<<

Лин Мэнчу
ОПРОМЕТЧИВАЯ ШУТКА

Старый хозяин Тао в дождь принимал гостей; Цзян Чжэньцин случайной шуткой приобрел себе жену


Вся жизнь человека предрешена,
случайностям не бывать.
Пошутишь однажды, а шутка твоя
обернется правдой - как знать!



Толкуют, что все деяния человека будто бы предрешены заранее. Скажем, кто-то однажды пошутил ненароком или что-то смехом сказал, глядишь, а через некоторое время так оно и вышло. Или, например, гадания, которые устраиваются в канун Нового года. Все они часто сбываются. А что это значит? То, что во время разговора и шутливой беседы где-то рядом затаились духи иль бесы, не видимые глазом. Они-то и творили тот разговор. А значит, происходил он не случайно.

Вот, к примеру, в годы Высокого Успокоения династии Сун проживал один состоятельный молодой человек по фамилии Ван, уроженец Чжэси - Западного Чжэцзяна. Сдав очередные экзамены, он отправился как-то на весенние испытания в столицу и однажды под вечер оказался в квартале Яньлифан, где у него была назначена пирушка с друзьями. Проходя случайно мимо какой-то жалкой хижины, он заметил юную и весьма привлекательную девицу, которая жалась к воротам, бросая по сторонам беспокойные взгляды. По всей видимости, она кого-то ждала. Ван воззрился на красотку, но тут на улице послышались громкие крики и показалась группа всадников. Девушка тотчас спряталась за ворота. Ван потоптался на месте в нерешительности. Ему очень хотелось узнать, кто эта девица, как зовут - Ли или Чжан, но, как на грех, поблизости никого не оказалось, и он последовал дальше. Было уже начало первой стражи, когда Ван, изрядно захмелевший, возвращался домой. По случайности ему вновь пришлось идти мимо того же самого дома, ворота которого на сей раз были закрыты, а внутри царила тишина. Не то что голоса человеческого не было слышно - не доносилось даже ни единого звука. "Интересно, есть здесь другой ход или нет?" - подумал Ван и рассмеялся. Приблизившись к левой стене, он пошел вдоль нее. Прошел всего несколько шагов и вдруг заметил дверцу, а перед ней площадку в чжан с небольшим. Дверь оказалась на запоре. "Красотка, которую я нынче увидел, непременно живет в этом доме... Эх, взглянуть бы на нее еще разок!" Он с тоской посмотрел на калитку. Уходить ему не хотелось. Вдруг возле него что-то шлепнулось, едва его не задев,- видно, со стены что-то упало. Он наклонился и поднял кусок черепицы. Как раз в это время появилась луна и стало светло как днем. На поверхности черепка молодой человек разобрал несколько слов: "Увидимся в этом месте поздней ночью". Хмельному Вану показалось это весьма забавным.
- Интересно, кто же с кем договаривается?.. Подшучу-ка я над ними!

Он отломил от стены кусок известки и, нацарапав на обратной стороне слова: "Выходи после третьей стражи", закинул за стену. Затем отошел на несколько шагов в сторону и стал наблюдать, что будет дальше. Через какое-то время он заметил молодого человека, который приблизился к стене и принялся шарить по земле. Его поиски, по всей видимости, оказались напрасными. Ничего не найдя, он посмотрел на стену и, тяжело вздохнув, медленно удалился. Ван, стоявший в тени, хорошо это видел.

"С ним, наверное, и была у нее договоренность! Любопытно, кто там за стеной? Подожду немного, может, она и появится!" - решил он.

Высоко в небе сияла луна. Однако в третью стражу со всех сторон надвинулся густой туман. Вану, который уже успел протрезветь, очень хотелось спать. Он потянулся и зевнул. "Вместо того, чтобы идти отдыхать, я глупостями здесь занимаюсь. Вздумал неизвестно кого караулить!" - подумал он и улыбнулся. Он собрался было уходить, как вдруг послышался скрип. Калитка отворилась, и показалась женская фигура. Луч луны осветил прелестное лицо. Позади девушки стояла старая женщина, наверное мамка, с бамбуковой корзиной на спине. Женщины куда-то торопились. Ван вышел из своего убежища. Приглядевшись внимательнее, он узнал ту самую красавицу, которую днем видел возле ворот. Девушка, казалось, не проявила никакого испуга. Однако, когда Ван подошел к ней вплотную, она закричала:
- Это не он, не он! - и в полной растерянности посмотрела на служанку. Мамка, приблизившись к юноше, протерла старые подслеповатые глаза.
- Никак чужой?.. Обратно в дом! Живей! Но Ван, загородив калитку, отрезал им путь к отступлению.
- Попробуйте теперь убежать!.. Подобает ли девице из порядочной семьи ночью устраивать свидание? Стоит мне сейчас подать голос - и вас тотчас потащат в суд. Вас ославят, и позор падет на всю вашу семью!.. Словом, бежать вам нет никакого смысла!.. Должен сказать, хотя оказался я здесь случайно, однако эта встреча, как видно, была предрешена заранее. Так что следуйте за мной и не робейте. Знакомство со мной вас никак не унизит, ибо сам я цзюйжэнь, а приехал сюда на экзамены.

Девушка дрожала всем телом, из глаз ее ручьем лились слезы. Она не знала, что делать.
- И верно! - проговорила мамка,- Если поднимется шум, греха не оберешься! Следуй за господином цзюйжэнем, голубушка! Делать нечего! К тому же рассвет не за горами. Не ровен час, увидит кто тебя, и тогда быть беде!

Девушка продолжала плакать, но, когда Ван взял ее за руку, она послушно пошла за ним. Они пришли в гостиницу, где молодой ученый остановился на постой, и он проводил девушку в комнату на верхнем этаже. Мамка осталась при ней. Когда девушка немного пришла в себя, Ван обратился к ней с вопросами.
- Я из семьи Цао,- рассказала красавица.- Отец мой давно скончался, и жила я с матушкой, у которой была единственной дочерью. Понятно, она очень любила меня и хотела выдать выгодно замуж... К нам в дом захаживал сын тетки, с этим приятным и умным молодым человеком я не прочь была обручиться. Как-то попросила я свою кормилицу (ту старушку, что вы знаете) рассказать о моем желании матушке, но мать воспротивилась, потому-де, что семья юноши слишком простая, ведь нет у них ни одного чиновника. Тогда я велела мамке снестись с молодым человеком и нынешней ночью при помощи черепка дала ему знать, что открою калитку и с ним убегу. На куске известки, что он мне кинул, он писал, чтобы я вышла к нему в третью стражу. Ну, я и вышла, а там вовсе не он, а вы. Как это все приключилось - ума не приложу!

Ван, улыбнувшись, поведал ей о том, что произошло. Кусок известки шутки ради бросил он сам. Потом появился тот юноша, поискал черепицу, но, не найдя, повздыхал и удалился.
- Это был он! - проговорила девица.
- А мне повезло! - рассмеялся молодой цзюйжэнь.- Наша встреча была предрешена лет пятьсот назад, и вот нынче она произошла!

Что оставалось делать бедной девице? Она уступила молодому ученому, которого к тому же нашла весьма непохожим на других. И так случилось, что молодые люди, нежданно встретившись, крепко полюбили друг друга. Но вот подошла пора экзаменов, на которых цзюйжэнь Ван, увы, провалился. Однако он нисколько не огорчился, потому что его целиком захватила любовь к девушке. Радуясь, что они с утра и до вечера вместе, он позабыл о возвращении домой. Само собой, он иногда испытывал затруднения в деньгах, но его всякий раз выручала девушка, которая доставала их из бамбуковой шкатулки, где у нее хранилось золото, серебро и прочие драгоценности. Прошло несколько месяцев.

Отец Вана с нетерпением ждал возвращения сына. Но время летело, а сын все не приезжал. Отец расспросил тех, кто вернулся из столицы, и ему рассказали:
- Ваш сын живет сейчас с одной девицей и души в ней не чает. До возвращения ли ему?

Разгневанный родитель послал в столицу двух слуг со строгим письмом, где требовал от сына возвращения. Вместе с этим он отправил своим столичным знакомым записку, в которой просил их поторопить Вана с отъездом, а чтобы он не задерживался, дать ему денег на дорогу.

Что было делать юноше? Пришлось ему проститься с возлюбленной.
- Я должен ехать! - сказал он ей.- Но при удобном случае я непременно вернусь! Быть может, мне удастся уломать отца, чтобы он разрешил взять тебя в дом. Тогда я приеду за тобой быстрее. А ты пока живи здесь с мамкой и терпеливо жди моего возвращения.

Они простились в слезах. Приехав домой, Ван узнал, что отец получил повышение и должен вот-вот уехать в Фуцзянь. Сыну он наказал следовать с ним. Молодой цзюйжэнь побоялся говорить о девушке и отправился за отцом, терзаясь душой и поминутно вспоминая свою возлюбленную. Но об этом мы пока помолчим, а расскажем о красавице Цао.

Девушка по-прежнему жила с мамкой на постоялом дворе, ожидая возвращения молодого Вана. Деньги быстро таяли. Почти половину того серебра, что она взяла с собой, истратил Ван, а то, что осталось, шло сейчас на пропитание, и денег становилось все меньше. От Вана по-прежнему не было вестей. Встревоженная красавица велела кормилице узнать, что происходит в ее родном доме. Не возвратиться ли ей обратно? И вдруг печальная новость - матушка, оказывается, скончалась. После исчезновения дочери она целыми днями плакала, а потом ее свалил недуг, и она умерла. Что до ее бывшего возлюбленного, сына тетки, то он, испугавшись, куда-то скрылся, и о нем не было ни слуху ни духу. Узнав печальные новости, молодая женщина разрыдалась, а потом, посовещавшись с мамкой, решила:
- Здесь у нас нет ни родных, ни знакомых. Значит, надо ехать к Вану на родину. К тому же от Бяньцзина до Чжэси путь не слишком велик... У нас осталось немного денег, как раз хватит на дорожные расходы. Другого выхода нет!
И она велела мамке нанять лодку.

Выехав из столицы, они добрались до Гуанлина, и здесь неожиданно оказалось, что деньги у них на исходе. А тут, на беду, заболела старая мамка, видно, схватила она в пути простуду. Проболела самую малость и умерла. Молодая женщина растерялась. Что делать, куда податься?

Надо вам знать, что Гуанлин, или нынешний Янчжоу,- город богатый и достославный. Еще в древних стихах встречались такие строки: "Приехав в Янчжоу во вторую луну, увидишь множество "дымных цветов" ". А есть еще и такие слова: "Двадцать четыре моста, над ними луна в вышине. Красавицы будто из яшмы. И слышатся звуки флейт".

Издавна так повелось, что, если высокие чиновники или служивые люди, не говоря уже об отпрысках знатных фамилий, хотели найти себе прелестную наложницу, они непременно ехали в Янчжоу. Не случайно поэтому здешние улицы прямо кишели своднями, они так и шастали взад и вперед. Одна из них сразу приметила красивую девицу, которая сидела в лодке и проливала горючие слезы. Сводня ловко сумела к ней подъехать, и красавица ей рассказала:
- Я е-ду из Бяньцзина в Чжэси, мужа своего ищу. Со мной вместе ехала кормилица, но она вдруг умерла. Деньги у меня кончились, и теперь я не знаю, что делать. Вот я и плачу.
В этот момент подошла еще одна сводня.
- В таком деле надо непременно посоветоваться с Су Да,- проговорила она.
- А кто он, этот Су Да? - поинтересовалась девица.
- Весьма знаменитый в наших местах человек! Всякому может помочь в разных щекотливых делах. Красавица пребывала в полной растерянности.
- Прошу вас, почтенные, сведите меня к этому человеку, не сочтите за труд! - попросила она.

Одна из женщин ушла, а через короткое время возвратилась с мужчиной. Подробно расспросив девушку, он позвал нескольких человек, которые подняли тело умершей старухи и зарыли тут же на берегу.
- А теперь собирайте ваши вещи и следуйте за мной! - сказал мужчина и, расплатившись с лодочником, добавил:- Поживете несколько дней у меня, а там решим, что делать дальше!

Он подозвал носильщиков паланкина и помог молодой женщине взобраться. Своей серьезностью и степенным видом он произвел на нее благоприятное впечатление, и она решила, что человек он, видно, хороший, а потому отправилась за ним без страха. Да и что ей оставалось делать, когда не было рядом советчика? Разве могла она догадаться, что идет за известным янчжоуским мошенником и хитрецом, главарем местных угуев и начальником над "дымными цветами"? Одним словом, Су Да содержал певичек, которые завлекали в его заведение молодых богачей.

Когда паланкин приблизился к одному из домов, навстречу вышли несколько "напомаженных головок". Молодая женщина сразу поняла, что попала в ловушку. Но что делать? Куда деваться, кому жаловаться? Так она стала певичкой и получила имя Су Юань.

Тем временем цзюйжэнь Ван жил с отцом в Фуцзяни, домой он вернулся только через два года. Снова подошел срок столичных экзаменов, и он, сложив свои вещи, отправился на север. Случилось так" что путь его лежал через Янчжоу, где в одной судебной управе служил его родственник. Хозяин устроил в честь гостя угощение. Когда Ван сел за пиршественный стол, появились казенные певички, которые с низким поклоном поднесли гулявшим чару с вином. Ван заметил, что одна из певичек бросает на него украдкой взгляды, будто приглядывается к нему.
"Как она похожа на мою Цао из столицы!" - подумал он, внимательно посмотрев на женщину. Охваченный тревожными думами, он спросил у хозяина, как зовут певичку. Имя Су Юань ему ничего не говорило, и все же он не мог отвести от женщины взор. И чем больше он на нее смотрел, тем больше убеждался, что это его возлюбленная. Захмелевший, он приподнялся со своего сиденья, словно собираясь уйти. Су Юань тут же подошла к нему с чаркой вина. Она взглянула на него как-то по-особенному, но ничего не сказала, и только несколько слезинок, покатившись по щекам, упали в чару с вином. Ее лицо исказило страдание.
- Значит, это ты...- промолвил Ван, все сразу поняв. В его глазах стояли слезы. -Как ты здесь очутилась?

Молодая женщина во всех подробностях рассказала ему, что с ней произошло после того, как они расстались в Бяньцзине. Как покинула она столицу и отправилась искать его в Чжэси, как кончились у нее деньги, и тогда ей пришлось стать певичкой. Смущенный и опечаленный юноша едва сдерживал слезы. Он отказался от вина и, сославшись на внезапный недуг, простился с хозяином. Молодая женщина пошла за ним. Они пришли в гостиницу, где он остановился, и возлегли на ложе. И каждый рассказал о своих обидах и поведал о своих чувствах.

На следующий день Ван попросил своего родственника - янчжоуского судью - припугнуть угуя судом за то, что он взял в певички женщину из порядочной семьи. Так Су Юань вырвалась из низкого заведения. Потом они вместе отправились в столицу, а вскоре она родила ему сына,-который со временем стал начальником крупного ведомства. Впоследствии они часто вспоминали свою историю. Да, подумать только, пьяная шутка с куском известки окончилась браком! Правда, красавица Цао чуть было не поплатилась жизнью, но, по счастью, все обошлось благополучно.

Ну а сегодня я поведаю вам другую историю, где опрометчивое слово обернулось большой путаницей, которая, однако, закончилась для героя счастливо, и он в результате даже приобрел себе жену. Если рассказывать ее от начала до конца, она может показаться вам еще забавнее, чем первая. Но прежде послушайте стихи:


Пошутил - и думать о шутке забыл,
о проделке своей шальной.
Никто б не поверил, что будет красавица
вправду его женой.

Назвался зятем шутя, для вида,
глядь - он и вправду зять!
Так может случайная оговорка
удачей нежданною стать.



В нашем рассказе пойдет речь о некоем Цзян Тине, или Цзян Чжэньцине, уроженце Юйхана Ханчжоуской области провинции Чжэцзян, который жил в эпоху Завершенного Преобразования нашей династии. Принадлежа к сословию ученых-конфуцианцев, этот человек обладал, однако, нравом свободным и даже немного легкомысленным, был лишен какой бы то ни было мелочности и весьма горазд до всякого рода затейливых шуток. Дома он сидеть не любил, а больше путешествовал по водам и горам, проводя на лоне природы ис только многие дни, но даже и месяцы. Однажды ему в голову пришла мысль побывать в Шаньиие, о котором он был понаслышан. "Толкуют, что это превосходное место,- думал юноша.- Там, говорят, необыкновенной красоты высокие кручи, а в расселинах скал журчат горные ручьи. Почему бы мне туда не съездить? Да и от Шаосина это совсем недалеко!"

В это время два купца, его земляки, как раз собирались по торговым делам в Южноречье, и он присоединился к ним. Переправившись через Цяньтанцзян, они взяли в Сисине ночную лодку, которая быстро доставила их до Шаосина. Купцы занялись своими делами, а молодой человек отправился по окрестностям. Юноша посетил беседку Ланьтин, пещеру Юя, горы Цзишань, Зеркальное озеро и много других дивных мест, которые доставили ему безмерное удовольствие. Но вот его знакомцы закончили торговые дела, и они вместе двинулись в обратный путь.
Случилось так, что однажды под вечер им пришлось проходить мимо места под названием Чжунзи. Вокруг путников расстилались зеленые поля, но людей нигде не было видно. Внезапно с неба упало несколько капель, а через мгновение разразился ливень. Путники, как на грех, не захватили с собой ничего от дождя. Они бросились со всех ног к лесу и, когда добежали, запыхавшись, до его опушки, заметили дом.
- Какая удача! Укроемся здесь!
Они подбежали к воротам, крытым двускатной крышей с желобами для стока воды. Одна створка ворот была заперта, вторая - полуоткрыта. Цзян, шагнув вперед, толкнул ее рукой.
- Экий ты бесцеремонный, брат Цзян,- сказал ему один из торговцев.- Лезешь в чужой дом, не узнав даже, кто в нем живет! Давай лучше постоим под воротами!
- Еще чего! - рассмеялся молодой человек.- Здесь живет мой тесть!
- Что ты городишь? Беду накличешь! - вмешался второй купец. А дождь все усиливался.

Вдруг обе половинки ворот широко распахнулись, и к путникам вышел нетвердой походкой старец. Вы спросите, каков был его вид. А вот послушайте:


Пальцы - имбирные корни -
посох сжимают резной,
Рукоять его странно схожа
с бородатою головой.

На шапку из веток бамбука
косо наброшен плат,
Седые длинные пряди
из-под шапки торчат.

С широченными рукавами
длинный на нем халат.
Туфли с высокими каблуками
довершают его наряд.

Ноги то вскидывает, как журавль,
выступая гордо вперед,
То, волоча их, как черепаха,
еле-еле бредет.

Похож на старца, что отдал Чжан Ляну
книгу некогда встарь,
Или на старцев, которых звал
ко двору Гаоцзу-государь.



Как потом оказалось, старца звали Тао и слыл он в здешних местах богачом. Человек прямой и честный, он был к тому же гостеприимным, доброжелательным хозяином. Вот и сегодня, услышав голоса на дороге, он решил посмотреть, кто схоронился под воротами и пытается их открыть. Тут-то он и услышал шутку, которую опрометчиво бросил молодой человек. Рассерженный старик, так и не дойдя до ворот, вернулся в дом и рассказал об этом жене.
- Каков наглец, невежа!.. Нет, нe стану приглашать в дом таких грубиянов!

Заметив, однако, что дождь усиливается, он пожалел путников и скрепя сердце решил впустить их, но только не того острослова, на которого сильно осерчал. Увидев, что путников трое, старик, потоптавшись на месте, спросил:
- Кто из вас сказал, что я его тесть? Цзян, поняв, что сел в лужу, вспыхнул, даже мочки ушей заалели.
- Простите! Извините! - кричали купцы, видя, что старик сильно рассержен.
Хозяин по их поведению сразу понял, кто допустил глупую шутку.
- На вас, почтенные, я не обижаюсь, потому прошу в свою скромную хижину. Отдохните! Что касается этого господина, который годится мне в сыновья, то, судя по его поведению, он вам не чета, а посему в дом ему идти не обязательно. Пускай обождет снаружи!

Он потянул за рукав растерявшихся и смущенных торговцев и, едва они переступили порог, с шумом захлопнул ворота. Оба купца вошли в гостевую комнату и сели, а потом, как водится, завязали с хозяином разговор и назвали себя. Гости рассказали о том, как все трое попали под дождь и решили укрыться под навесом.
- Ваш попутчик,- заметил старик с возмущением,- вел себя до крайности невежливо. Сразу видно, что от него можно ожидать любой пакости. Я так считаю, что вам не стоит с ним знаться.

Купцы извинились за юношу.
- Его зовут Цзяном,- сказал один.- Он еще молод годами и несколько опрометчив в поступках. Но поверьте, он не хотел вас обидеть и пошутил без всякого злого умысла. Не стоит принимать его слова близко к сердцу.

Но хозяин стоял на своем. Он поставил перед гостями вино и закуски, однако ж того, кто стоял у ворот, так и не позвал. Гости не стали перечить хозяину, который, как видно, был сильно рассержен, и сидели не раскрывая рта. К чему заступаться за этого невежу и упрашивать старика? Пускай пеняет на себя! Как будет, так и будет!
А Цзян один-одинешенек стоял под навесом запертых ворот, раскаиваясь в глупой шутке, которая так обидела старика. Тем временем стемнело. Юноша решил покинуть пустынное место, но побоялся идти один в такой поздний час, да еще под дождем, и, смирившись с судьбой, стал ждать попутчиков. Между тем дождь перестал, и в просветах меж тучами появилась луна. Через некоторое время голоса в доме стихли.
"По всей видимости, пошли спать! - подумал Цзян.- Чего же я здесь торчу? Надо уходить, покамест светит луна! Вон какая дорога светлая!" Однако в голову пришла и другая мысль: "То, что на меня осерчал старик,- это понятно. Но как могли мои спутники бросить меня одного? О себе только думают!.. А может быть, они все-таки и обо мне позаботились, может, стоит их подождать?" Молодой человек находился в нерешительности. Вдруг по другую сторону стены послышался голос:
- Не уходи!
"Так и есть, не забыли меня!" - сказал себе Цзян, а вслух промолвил:
- Понял!.. Не ухожу!
- Прими-ка вещи! Ну-ка, держи! - сказал тот же голос.
"Вот мошенники! Сначала поели за счет старика, а потом решили его ограбить!""- подумал молодой ученый.
- Понятно! - сказал он.
Цзян ждал, что последует дальше.
Со стены что-то шлепнулось наземь. Юноша подошел и увидел два узла из одеял. Он поднял один и прикинул в руке - узел оказался довольно тяжелым, в нем что-то было завернуто, очевидно золотые или серебряные украшения. Цзян вскинул узлы на спину и пошел прочь, боясь, как бы не появился хозяин. Пройдя больше сотни шагов, он остановился и обернулся. Ворота были уже далеко. И тут он заметил на стене две человеческие фигуры. Люди спрыгнули со стены вниз.
"Вот и они! Пойду-ка я вперед, не буду дожидаться! Не ровен час, за ними еще погонятся!" - решил он и вновь зашагал по дороге. Через некоторое время он вновь оглянулся. Оба человека нс спеша шли следом. Цзян прошел еще какое-то время. "Если меня нагонят, содержимое этих узлов придется делить поровну! - с огорчением подумал он.- А что, если заглянуть в тюки и, пока они плетутся позади, взять самое ценное? Все равно ведь ворованное!"

Остановившись, он развязал узел, достал какие-то золотые украшения и сунул в свою поклажу, а деньги и разные ткани положил обратно. Подхватив узел, он снова двинулся в путь. Оба человека шли по-прежнему сзади. Он приметил, что, когда он возился с узлом, они остановились, но стоило ему пойти, они тут же двинулись следом. Их темные фигуры все время находились в некотором отдалении и хорошо различались на прямой, будто стрела, дороге. Так они прошагали почти полночи. Занялся рассвет. Цзян увидел, что оба человека ускорили шаг, будто собирались его нагнать.

"Теперь можно их обождать. Вместе пойдем!" - решил Цзян. Когда они подошли ближе, он, к своему изумлению, увидел, что перед ним не купцы, а две незнакомые женщины. Одна из них, одетая в темную шелковую кофту и повязанная линьцинским платком, была настоящей красавицей. Вторая, с двумя торчащими пучочками на голове, в синем бумажном халате, похоже, была служанка. Обе женщины разглядывали юношу с удивлением и страхом, а потом, повернувшись, бросились прочь.
- Куда? - Цзян преградил путь красавице.- Следуйте немедленно за мной, надо поговорить! Если станете сопротивляться, отправлю в суд!

Красавица низко опустила голову и, не проронив ни звука, пошла за ним следом. Скоро на их пути показалась харчевня, в которой Цзяну удалось снять для женщин тихую светлую комнату на верхнем этаже.
- Это моя жена, а идем мы на богомолье,- объяснил он хозяину, скрыв от него правду,- Приготовь-ка нам, любезный, завтрак!

У хозяина, понятно, не возникло никаких подозрений. Да и какие могли быть сомнения? Мужчина и женщина вполне приличные, да еще со служанкой! Он принес путникам завтрак.
Цзян тихо спросил молодую женщину, кто она.
- Я из семьи Тао, а зовут меня Юфан - Юный Аромат,- промолвила девушка.- Я дочь того человека, которого вы видели возле ворот, а матушка моя из фамилии Ban... Еще в детстве меня обручили с неким Сюем из нашей волости, а он вдруг возьми да ослепни. Я не захотела выходить замуж за слепца и сговорилась убежать со своим дальним родственником Ваном. Есть один такой красавец юноша, которого я избрала своим суженым. Мы назначили срок - бежать нынешней ночью. Но так получилось, что за вчерашний день от него не было вестей, а когда наступил вечер, отец вдруг сказал, что возле ворот стоит какой-то человек. "Кличет меня своим тестем! - сказал он.- Всякий вздор городит, даже противно!" Ну, я и смекнула, что это, конечно, мой Ван, с которым я назначила свидание. Собрала поживее вещи, и мы со служанкой Шицуй перелезли через стену. Вижу, вдали по дороге идет человек с узлами. Думаю, значит, это он, однако приближаться не стала, потому как боялась, что кто-нибудь увидит. И только когда подошла ближе, поняла, что совершила ошибку... Вот и получилось, что и дом, и любимого своего потеряла. Нельзя мне туда возвращаться!.. Потому и пошла за вами. Что мне оставалось делать?
- Видно, само Небо предназначило нам эту встречу" - воскликнул обрадованный Цзян.- Слова мои оказались пророческими! Беспокоиться вам, однако, не следует, так как я живу один, без семьи. Спокойно идите за мной!

Цзян расплатился с хозяином за завтрак и нанял лодку. Купцов-попутчиков он дожидаться, понятно, не стал. Они тронулись в путь и с несколькими пересадками добрались до Юйхана. Его домашние, конечно, расспросили о молодой женщине, и Цзян объяснил, что ее просватали за него друзья с соблюдением всех положенных церемоний.

Надо вам знать, что Тао Юфан, войдя в новую семью, во всех делах проявляла большой ум и радение, а с Цзяном они жили душа в душу. Через год она родила ему сына. Но всякий раз, когда она вспоминала свой дом и престарелых родителей, ее охватывала печаль и она не могла сдержать слез. Как-то она сказала мужу:
- В свое время я думала, что совершила недостойный поступок, отвергнув слепца, но сейчас не раскаиваюсь в содеянном, потому что нашла вас. Единственно, что меня огорчает,- это мои старые родители, которые остались одни, без всякой опоры. После моего бегства они, наверное, очень тоскуют... Прошло больше года, а я о них ничего не знаю. То и дело я их вспоминаю и не нахожу покоя. Если так будет продолжаться и дальше, я, наверное, заболею... Думаю, что они не станут меня особенно корить, если узнают, что я стала чьей-то женой,- они ведь очень любили и лелеяли меня, будто жемчужину. Прошу вас, придумайте что-нибудь, чтобы получить от них весточку!
- Есть у меня приятель Юань Тайши, который занимается учительством. Он часто бывает в Чжуцзи. Я с ним посоветуюсь! - ответил муж после некоторого раздумья.

Он тут же отправился к другу и во всех подробностях рассказал ему историю своей жены.
- Я знаю этого Тао. Мы несколько раз с ним встречались. Очень достойный старик! - проговорил Юань.- При случае я непременно замолвлю за тебя слово и постараюсь уладить дело. Думаю, что все обойдется!
Цзян, поблагодарив хозяина, отправился домой, чтобы поскорей успокоить жену. Но об этом мы пока умолчим.

А сейчас вернемся к тому злополучному дню, когда старый Тао принимал заезжих купцов. Итак, все отправились па покой. На следующий день старик принес гостям завтрак, который они с благодарностью съели. Потом поднялись из-за стола и откланялись. Старик вышел их проводить за ворота.
- Интересно, где ночевал тот вчерашний шалопай? - засмеялся он. - Поделом ему, может, впредь не станет безобразничать!
- Нас не дождался и, видно, ушел,- заметил один торговец,- Когда его разыщем, непременно дадим ему нагоняй! А вы, почтенный, не слишком близко принимайте его слова к сердцу!
- Я немного остыл!.. А вот вчера действительно взорвался. Очень крепко на него озлился!

Они распрощались, и гости ушли, а старик отправился в дом. Только он вошел во двор, как видит, бежит навстречу перепуганная служанка.
- Хозяин! Хозяин! - кричит, а сама едва не задыхается.- Беда! Дочка твоя пропала!
- Чего ты мелешь? - Обеспокоенный старик поспешил в дом, где его встретила плачущая жена.
- О Небо!.. Дочка моя! Где ты, моя ненаглядная! - закричала она в голос и грохнулась оземь.

Из дальнейших расспросов старик Тао узнал:
- Ночь она как будто проспала в своей комнате. А вот когда встала, сказать не могу, так как готовила завтрак для гостей. Когда они ушли, я велела служанке позвать дочку завтракать, а ее там нет, и все сундуки настежь. И служанка Шицуй исчезла вместе с ней. Куда они делись, ума не приложу!
- Как же так случилось? - встревожился старик. Одна из служанок сказала:
- А может, ее утащили нынешние постояльцы? Что, если они какие злодеи?
- Не городи! - обрезал хозяин.- Они впервые в наших краях, и расстались мы по-хорошему. Не могли они этого сделать! Да и тот, третий, которого я обидел, тоже вряд ли причастен. Он ведь остался за воротами! Скорее всего, она с кем-то сговорилась, а нынче, пока сидели гости, под шумок и убежала... За это время ничего за ней не замечали?
- Хозяин! Догадка ваша верная! - проговорила одна из служанок.- Дочка твоя сильно страдала из за того, что ее выдают за незрячего, и плакала часто. А мил ей был один парень из семьи Ван. Она часто через Шицуй передавала ему всякие весточки. Может быть, с ним она и ушла?

Старик нашел, что в словах служанки что-то есть, и послал к Ванам человека тайно все разузнать. Оказалось, молодой Ван как ни в чем не бывало сидел в это время дома, и посланец ничего подозрительного не заметил. Старик растерялся.
"Видно, лучше помалкивать и сор пз избы не выносить! - сказал он себе.- А что до слепого Сюя, то договор с ним надо расторгнуть, а если он не согласится, придется отдать ему в жены служанку. Одно только плохо: дочку мы потеряли, и будет теперь в доме пусто!"
Он рассказал о своем решении жене, и они, расстроенные, всплакнули.

Через какое-то время слепец Сюй умер, и эта смерть добавила старикам печальных дум и волнений.
- Видно, оттого рано умер, что потерял нашу дочку,- сокрушались старики.
Прошло более года. Однажды у дома Тао появился гость. "Юань Тайши из Юйхана",- прочитал старик в визитной карточке и вышел гостю навстречу.
- Каким ветром вас занесло в наши края, почтенный Юань?
- Давно не видел здешних друзей. Дай, думаю, их проведаю. А тут как раз подвернулась оказия... Вот и переправился через реку.
Старик проводил гостя в дом и угостил вином. Они поделились последними новостями, и взаправдашними, и сомнительными.
- С год назад случилась у нас одна странная история, причем толкуют, что произошло это как будто на самом деле!
Старик заинтересовался.
- Один юноша, решив развеяться, надумал странствовать в чужих краях. На обратном пути в одном доме он допустил опрометчивую шутку, которая, как ни странно, принесла ему жену, и живет он с ней душа в душу. Говорят, что женщина будто бы из ваших краев. Вы об этом не слышали, почтенный?
- А как фамилия девицы? - полюбопытствовал старик.
- Вроде Тао... как и ваша.
- Неужели моя дочь? - воскликнул хозяин в изумлении.
- А имя у нее как будто было Юфан. Лет ей около восемнадцати. При ней еще была служанка, молоденькая Шицуй!
- Точно, моя дочка! - промолвил старик Тао и даже вытаращил глаза. - Как же она там оказалась?
- А разве вы забыли тот вечер, когда в непогоду к вам постучали в ворота? Один из путников сказал тогда, что здесь, мол, дом его тестя, и вы оставили его за воротами.
- Верно, было такое!.. Только я раньше с ним никогда не встречался, да и после того ничего о нем не слышал... Как могло случиться, что дочка ушла с этим человеком? Ума не приложу!
Юань рассказал старику все, что велел ему Цзян.
- Удивительная история! - добавил он.- Один пошутил, другой осерчал, третий обознался... а в результате - свадьба. Сейчас у них уже растет младенец. Не хотите ли их проведать?
- Понятно, хочу!

Весь этот разговор слышала старая Ван, которая в это время стояла за ширмой. Не выдержав, она выбежала из своего убежища и, рыдая, упала перед гостем на колени.
- Она у нас одна-единственная дочка! Как ее потеряли, все время по ней плачем не переставая... Жизнь нам, старикам, совсем опостылела! Ваша милость, сделайте так, чтобы мы свиделись с дочкой! Век вас не забудем и щедро отблагодарим!
- Понимаю, что вам не терпится с ней увидеться! - проговорил Юань.- Но только мне кажется, что вы еще сердитесь на Цзяна. Из-за этого он не решается с вами встречаться!
- Какие могут быть обиды? - воскликнул Тао.- Поскорее бы увидеть дочку... Счастье-то какое!..
- Между прочим, ваш зять происходит из славной и досточтимой семьи, и брак с этим человеком совсем не позор... Словом, если вы не таите против него зла, я возьму вас с собой!

Обрадованный старик быстро сложил пожитки, и они отправились в Юйхан. У ворот дома Цзяна они остановились, и Юань вошел один. Он рассказал приятелю обо всем, а затем они вместе вышли к гостю. Хозяин проводил старика в гостевую залу, куда пришла и Юфан. Когда Юань удалился, отец с дочерью, плача, бросились друг к другу в объятия. Старик пригласил дочь с мужем к себе, и дочь, сильно соскучившаяся по матери, с радостью согласилась. Все вместе они отправились в Чжуцзи. Наконец мать и дочь встретились после долгой разлуки.
- Я уж решила, что больше тебя не увижу! - проговорила старуха, заливаясь слезами.- Думала, не доживу до этого дня!

Несколько служанок, стоявших рядом, вытирали слезы. Но вот прошла первая радость встречи, и Цзян Чжэньцин, склонившись перед тестем и тещей в низком поклоне, попросил у них прощения.
- В тот раз, во время своего путешествия с купцами, я допустил глупую шутку, чем вызвал ваш гнев. Простите меня!.. Ваша дочь приняла меня за другого, наша неожиданная встреча привела к счастливому браку, и так оказалось, что вы и на самом деле мой тесть.

Трудно было предположить, что шутка повлечет за собой такие события...
- Как видно, те слова вложило в твои уста само Небо! - рассмеялся старик.- Потому все так складно и получилось! Ваш союз, по всей видимости, был предначертан заранее! А коли так, за что мне тебя винить!

В это время у ворот появился Юань с подарками по случаю радостного события. Старый Тао достал парчовую ткань и несколько ляпов серебра и попросил его быть сватом. Тут же устроили пир, на который пригласили всю родню. Цзян Чжэньцин и его жена, как положено, совершили поклоны Небу и Земле и были наречены супругами, после чего получили богатые дары. Они уехали к себе домой, где дожили до глубокой старости.

Таким образом, если бы в тот раз молодой Цзян не обронил своей шутки и не остался бы из-за нее за воротами, а, наоборот, вместе с обоими приятелями пошел в дом и стал распивать вино, вряд ли бы ему удалось приобрести себе жену. И неизвестно, с кем бы ему пришлось жить теперь. Отсюда следует, что все предопределяется заранее, как хочет Небо, так все и получится.

Наш рассказ восходит к истории, помещенной в книге Чжу Чжишаня "Вольные истории с Западной горы Дровосека" , содержание которой, весьма презабавно. Беда только в том, что какой-то неуч придумал еще одно повествование под названием "Записи о супружеском покрывале", в котором соединил три-четыре сюжета из юаньских драм , например о том, как в ските Нефритовой Чистоты происходит ошибка с супружеским одеялом, или о цирюльнике Сюй Да из Цзядина, который пытался украсть невесту . Словом, надергал оттуда и отсюда, из-за чего все у него перепуталось, так что трудно связать концы с концами. Вот почему я сегодня вновь поведал миру эту историю, взяв за основу старое и истинное повествование. А доказательством этому служит стихотворение:


Думал, что шутит, но вдруг - женат!
Судьба решает за нас.
Жизнь человека расчислена впрок -
об этом и наш рассказ.
Некий писака, не ведая истины,
лживую повесть наплел,
Поэтому нам и пришлось ее вновь
правдиво поведать сейчас.





Комментарии
Годы Высокого Успокоения (Чуннин) - один из девизов правления императора династии Северная Сун - Хуэйцзуна (1102- 1106).

Чжан - мера длины, равная 3,2 м.

Цзюйжэнь (вознесшийся муж) - вторая (после сюцая) ученая степень в старом Китае, которая обычно присваивалась после сдачи экзаменов в провинции. Степень цзюйжэня давала возможность сдавать экзамены на высшую степень - цзиньши, а также занять государственный пост. Первый по успехам цзюйжэнь в эпоху Мин назывался "цзеюанем" (дословно "первейший из разъяснивших " ).

Дымные цветы - образное название певичек-гетер.

Угуй - содержатель или прислужник притона.

Эпоха Завершенного Преобразования (Чэнхуа) - годы правления Сяньцзуна - императора династии Мин (1465- 1487).

Шаосин - крупный торговый и культурный центр в провинции Чжэцзян. Его окрестности славились многочисленными достопримечательностями.

Беседка Ланътин находилась в юго-западной части уезда Шаосин. Как говорят исторические книги, здесь любил останавливаться знаменитый каллиграф Ван Сичжи, живший во времена династии Цзинь.

Пещера Юя находилась в горах Куайцзи-шань (Гуйцзишань). Легенды рассказывают, что мифический государь Юй хранил здесь свои книги.

Горы Цзишань расположены в северо-восточной части Шаосинского уезда; известны тем, что в этих горах жил каллиграф Ван Сичжи. Зеркальное озеро находилось в южной части Шаосинского уезда и славилось как достопримечательность. Однако вскоре после династии Сун озеро постепенно высохло, и место это заросло травой.

Чжан Лян - В "Исторических записках" Сыма Цяня, знаменитого историка древности, говорилось о вельможе Чжан Ляне, жившем в эпоху Цинь ("Жизнеописание рода князя Лю"). Однажды он на мосту через реку встретил незнакомого старца, который подарил ему книгу под названием "Военный трактат Тай-гуна". Старец объяснил, что с помощью этой книги Чжан станет знаменитым человеком, как вскоре и случилось, когда Чжан получил должность советника у Лю Бана, будущего государя Хаиь.

Старцев, которых звал...- В смутные .годы династии Цинь в горах Шаншань укрывались четыре мудреца, ставшие знаменитыми отшельниками.

Ханьский Гаоцзу пытался призвать Четырех Седовласых (как их прозвали современники) ко двору, однако это ему не сразу удалось. Только благодаря ловкости советника Чжан Ляна он сумел осуществить свое желание. Приглашение старцев ко двору было вызвано сложными коллизиями, связанными с проблемой престолонаследия.

Линъцин - местность в провинции Шаньдун, славившаяся ткаными изделиями.



Перевод с китайского Д. Воскресенского.
Стихи в переводах И. Смирнова и Л. Черкасского

Поделитесь впечатлением на форуме !

 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Stolica.ru