Rambler's Top100
Stolica.ru
Главная | Фотоколлекция | Знакомства с азиатками | Гадания И-цзин | Реклама в Интернет
Удивительный Китай - Wonderful China
Удивительный Китай. Необыкновенная культура Китая, древняя история, потрясающее наследие.

*Начало
*Фото-коллекция
*Видео ушу
*Знакомства
*Китай - цифры и факты
*Путешествие в Китай
*Ваши рассказы
*История
*Литература и поэзия
*Культура и искусство
*Философия
*Религия
*Медицина
*Ушу Китая
*Китайская кухня
*Бизнес и торговля
*Каталог сайтов
*Китайский Гороскоп
*Интернет камера
*Гадания И-цзин
*Проект - Vision


*English









КТО ЖЕ ОН ТАКОЙ?
Ольга Ключарева Сведения об авторе



Знаменитый и любимый человек в Азии. Специально избегаю слов «самый знаменитый», хотя он сам, кажется, этого не стесняется. Но ведь есть и менее знаменитые, и среди них – его друзья и коллеги. Так что предоставим право говорить о себе как о «самом знаменитом» только ему самому. Скажем лишь, что Джеки Чан вот уже много лет является одной из самых культовых фигур азиатского континента – Китая, Японии, Кореи, Тайланда, Тайваня и т.д.

Но его феномен не только в этом. Джеки Чану удалось «пересечь границу» Азии и стать одним из самых знаменитых людей мира. Почему? Какова причина такого поистине интернационального успеха?

По большому счету, исчерпывающе ответить на подобный вопрос невозможно – никому еще в истории не удавалось «поверить алгеброй гармонию» в отношении человеческой личности. Более того, на первый взгляд, тема об интернациональности таланта Джеки Чана кажется натянутой. Обыватель скажет: «Да что здесь такого, в самом деле, – машет руками и ногами, вот и прославился». Подобную ошибку допускают и гораздо более искушенные в вопросе и более образованные люди: практически все, что написано и сказано об этом человеке, сводится в основном к нескольким пунктам, из которых наиболее часто повторяется тема о личной жизни, несколько менее часто – биография, еще менее часто – вопрос, что такое фильм Джеки Чана. Однако, на мой взгляд, такой подход быстрее, чем кажется, исчерпывает сам себя.

Самое удивительное (на сегодняшний день это кажется мне уникальным в своем роде) в отношении Джеки Чана заключается в том, что он с поразительной силой соединяет в себе, в своем существе, в своем бытийном начале два аспекта, две совершенно разные культуры, разные образы мышления и стили жизни: восточный и западный. И стержень такого объединения заключается внутри него самого – в его открытой, непосредственной и, позволю себе сказать это, детской сути.

Быть может, ко времени окончания этой книги уже будет закончен фильм по мотивам романа Жюля Верна «Вокруг света за 80 дней», где Чану предстоит сыграть находчивого Паспарту. Мне думается, что факт присутствия этой картины в творческой биографии актера глубоко символичен. Ведь это и есть тема всей его жизни: страсть к постоянной перемене мест, романтический настрой по отношению к работе, умение превращать невозможное в реальность, а реальности придавать оттенок неправдоподобия. И самое главное, если бы не было книги под названием «Вокруг света за восемьдесят дней», стоило бы ее придумать специально для Джеки Чана – кто из актеров и режиссеров сегодня находится в Гонконге, завтра – в Южной Африке, послезавтра – в Америке, а еще через день – на Украине?

В стремлении к бесконечным перемещениям с места на место есть и начало, свойственное характеру западного человека, и, одновременно, нечто, идущее от даосской традиции постоянного ускользания, желание всеохватности и в то же время неприсутствия.

И все же, несмотря на явную оптимистичность, которая ассоциируется с этим деятелем кино, чувствуется в его судьбе, в атмосфере, связанной с ним, что-то очень драматичное и печальное. Несмотря на то, что нет уголка на Земле, где хотя бы что-то не слышали о нем, несмотря на то благополучие, которого он достиг, мы чувствуем, что существует и оборотная сторона этих обстоятельств. Эта оборотная сторона – отсутствие в теле хотя бы одной никогда не поврежденной кости, это мучительное преодоление страха перед трюком, это бесконечное производство, которому подчинено здоровье, настроение, ситуация момента и, наконец, это сам Джеки Чан: маска, стереотип, который необходимо поддерживать везде и всегда. Неизбежность, с которой сталкивается «звезда» – постоянная публичность, и следствие такой публичности – опасность потери самого себя. Чан мужественно переносит это. Пожалуй, в мире больше нет популярной личности, с таким стоицизмом преодолевающей все тяготы, связанные с бесконечным навязыванием поклонниками своей любви. Джеки Чан будет раздавать автографы до тех пор, пока последний желающий получить его не протянет ему свой блокнот, он будет фотографироваться со всеми, кто этого пожелает, он будет пожимать руки, пока хватит сил. Это очень верная тактика как в отношении поклонников, так и в отношении формирования общественного мнения о себе – люди всегда будут помнить Джеки Чана, прежде всего, как внимательного и общительного человека. Он формирует мнение о себе на долгие годы вперед.

Не лишним будет несколько слов сказать о том, что сформировало явление «Джеки Чан».

Родовые корни Джеки Чана идут из Китая, из провинции Шаньдун. В своей замечательной книге Чан говорит, что людям этой провинции испокон веков были присущи два качества: они никогда не испытывали страха перед смертью и всегда выполняли свои обязательства. На первый взгляд, ничего сверхъестественного в этих правилах нет. Однако европеец не способен следовать им. Ему это понятно лишь на словах, но на деле всегда найдется масса объективных причин, по которым он не сможет, например, убить себя в случае невыполнения обязательства. А китайцы могли. И в такой безоглядности выполнения своего долга есть в равной степени и признак мужества, и ощущение детского миропонимания. Детскость присуща всей этой удивительной культуре. Технический прогресс – не ее стезя. Но детскость не умаляет мудрости. Мудрость существует здесь в своем изначальном состоянии, без умозрительных наслоений. Мудрость эта идет от первозданной радости бытия, радости каждодневного созерцания человеком неба, земли, солнца, облаков… В китайской культуре и миропонимании особое место занимает такое присущее человеку свойство как видеть сны. И, собственно, ощущение жизни – некая золотая середина между сном и явью.

Я не собираюсь долго говорить об особенностях китайской культуры – читатель может с успехом изучить этот вопрос и без меня. Однако в существе Джеки Чана черты, названные мной, - черты, закладывающиеся генетически, многими поколениями, -проявляются с поразительной ясностью. И мы убедимся в этом.

Каков герой, которого принимает сегодня мир в лице Джеки Чана? Он не поэт, хотя часто настроен романтически. В ранних картинах часто наивен, но в процессе занимает правильную позицию. Редкий случай, когда положительный герой разнообразен в своих проявлениях и потому интересен. И что замечательно: за свою долгую творческую жизнь он действительно сыграл лишь два-три отрицательных характера.

Часто он дает своему персонажу имя Джеки Чан, т.е. фактически живет и действует в картине сам. Джеки Чан остается Джеки Чаном, меняются лишь условия вокруг. В сознательном внедрении самого себя в изменяющиеся обстоятельства чувствуется неудовлетворенность тем фактом, что жизнь человека должна умещаться лишь в реальные события. Через кино Джеки Чан стремится обогатить и свою собственную биографию

Детская непосредственность, существующая, однако, совершенно в другой плоскости, присуща и людям Запада. В отличие от мудрых детей Востока, западные люди-дети понимают игру как способ разрядки. Восток в своей игре удивляется и поражается окружающему, Запад не интересуется окружающим миром и занят только собой. Он видит детскость в отсутствии жизненных установок, в раскрепощении, в раскованности.

Джеки Чан и здесь ответил всем условиям. Обаяние и одновременно непобедимость, та самая «крутизна», которую так любят на Западе, присущи ему в полной мере. Сейчас, когда мир старается обрести путь синтетичности (не всегда удачно, поскольку в качестве эталона подчас берется лишь западная культура), Чан является единственным азиатским актером, достигшим такой высокой степени признания. Мы подробно будем говорить о взаимоотношениях Чана и американского кинематографа, однако, забегая вперед, скажем, что на этом пути актеру пришлось больше жертвовать, нежели приобретать.

Но Джеки Чану удалось соединить не только географические границы, он сделал и еще нечто такое, о чем можно говорить как об открытии и одновременно как о гениальной простоте. Он соединил времена. То, что на заре двадцатого века искали и находили его кумиры – Бастер Китон, Гарольд Ллойд, Чарльз Чаплин – Чан бережно и с любовью сохранил и внедрил в современное кино. Ему удалось не просто повторить их трюки, но дать нам почувствовать аромат, воздух казалось бы, безвозвратно ушедшего. И мы открыли это для себя, мы поняли, что ничто не уходит в небытие. Важно лишь отношение к явлению не как к памятнику, но как к живому источнику. Традиция – явление, способное преображаться. Но этот процесс не совершается сам по себе – нужен человек, знающий и чувствующий это, человек, ощутивший в себе эту жизнь традиции. Джеки Чан в свое время был поражен и заражен тем, что делали Китон и Ллойд при минимуме технических средств. Он повторил это, также рискуя жизнью и также не привлекая к их выполнению никаких технических средств, кроме, пожалуй, дополнительных камер, давших возможность наблюдать трюк с разных точек. Внутренний и внешний ритмы картин «Проект А – часть 1» и «Проект А – часть 2» напоминают нам стремительные ритмы фильмов Китона, Ллойда и Чаплина. Это та атмосфера, та скорость, та смена обстоятельств. Однако речь здесь идет вовсе не об аккуратном повторении, не о подражании, но о собственном пути в рамках традиции.

Джеки Чан создал свой единственный и неповторимый жанр: жанр комедийного боевика Джеки Чана. У этого жанра существуют индивидуальные особенности, которые могут повторяться и другими, однако в этом случае зритель без труда определит, что совершающееся перед его глазами есть подражание. Слишком запоминается то, что делает Чан, слишком отчетливо фиксируется где-то на уровне подсознания.

Но зрители знают и любят Джеки Чана не только в этом жанре. Можно вспомнить десятки фильмов, выдержанных в стилистике кунг-фу, очень разных по качеству как режиссуры, так и работы самого Чана. Однако и этот этап не прошел в его творческой биографии бесследно, и здесь произошло открытие: явился герой Джеки Чана, обладающий присущими лишь ему одному чертами. Черты эти могли изменяться и варьироваться в зависимости от конкретной картины, от требований режиссера, сюжета и т.д., но мы знали и любили этого непутевого и легкомысленного мальчишку, в процессе фильма становящегося отважным защитником слабых, обретающего понимание о чести и добродетели, о жизни и смерти. И нам были дороги эти перемены, совершавшиеся в нем. Джеки Чан создавал характеры и изначально положительные, без комедийных элементов. Мы и здесь сопереживали ему. Это редкое явление, поскольку положительный герой в большинстве случаев неинтересен и прямолинеен. Но в данной ситуации мы заражались происходящим.

Но Джеки Чан не был бы Джеки Чаном, если бы не имел одного из определяющих своих качеств: страсти к переменам. Он чувствует требования времени и не закрепляет уже найденное надолго.

И вот перед нами 50-летний человек, без устали продолжающий придумывать и снимать, выполнять трюки достаточно высокой категории сложности и с поразительным терпением и тактом общающийся с прессой и поклонниками.

Профессиональное мастерство, поиск нового на каждом этапе, гибкость по отношению ко времени плюс это загадочное и необъяснимое понятие «харизма», о котором мы так мало знаем, но несмотря на это, так часто употребляем – вот очень схематичная и далеко не исчерпывающая характеристика этой личности и вот чем можно объяснить одинаковую на всех континентах реакцию людей при упоминании имени Джеки Чана.

В нескольких интервью Джеки Чан говорит о Стивене Спилберге. Говорит с пристрастием и уважением. Со свойственной ему детскостью, он заверяет журналистов, что если бы Спилберг предложил ему сниматься за доллар, он бросил бы все и согласился. Такой факт отнюдь не случаен. И дело совсем не в том, сколько миллионов долларов будет стоить этот проект и сколько он выручил бы в прокате. Дело не в том, что самый знаменитый азиатский актер, прорвавшийся в самый престижный киномегаполис, хочет работать с самым богатым и популярным режиссером этого мегаполиса. Подспудно Чан чувствует свое родство со Спилбергом. И действительно в их образе мышления и действий есть нечто общее. Более того, качество, которое их объединяет, во многом стало причиной взлета обоих и способствовало необычайному успеху у широкой публики. Это качество – первозданная, детская непосредственность. Монстры и инопланетяне, которых Спилберг вывел на экраны, есть предмет его собственных детских страхов и любопытства. Он открывает перед зрителями то, что каждый из них, так или иначе, тоже переживал, и момент узнавания становится той искрой, от которой зажигается восторг.

Поводом для восторга зрителей фильмов Джеки Чана служит момент, когда этот невысокого роста и с виду не самого крепкого телосложения китаец делает то, что переходит грань возможностей большинства. Этот человек на огромной скорости прыгает с летящего в воду мотоцикла, он съезжает под углом более 45 градусов по стеклянной стене высотного здания, он делает еще бог знает что (мы постараемся описать все его трюки). А ведь кому из нас в детстве не хотелось первым перепрыгнуть через широкую канаву или лужу и быть героем в глазах всех. Мы опять узнаем свои чувства, которые притупились с течением времени, но никуда не ушли.

«Как добиться успеха?» Вопрос, задаваемый тысячами людей себе, окружающему миру, вопрос, на который мы ищем чрезвычайно сложные ответы, не зная, что ответ есть только один и он – в самом спрашивающем, в самом человеке, задающем вопрос.

Как добились успеха Спилберг и Чан? Они вернули нас в детство. Они заставили заново оценить его.


Рассказы Ольги Ключаревой на Удивительном Китае:
Новая книга - Джеки Чан - актер, режиссер, сценарист, каскадер, мастер боевых искусств.



Джеки Чан
Неделя в Городе Масок
Живое существо Гонконг


Ваше мнение на форуме !

  [ Вверх ]
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Stolica.ru